«Важно, что чувствует клиент». Анастасия Погодина об эффективности терапии

«Как понять, что моя психотерапия эффективна» — один из самых распространенных вопросов в инстаграм Тритфилд. Терапевтический процесс настолько индивидуальный и сложный, что придумать объективные критерии вряд ли получится. Особенно когда в соцсетях нам так часто навязывают идеи «волшебной таблетки» и «быстрых перемен». Глубинные перемены не бывают быстрыми, и в процессе только и остается, что опираться на свои личные ощущения и, конечно, поддержку психотерапевта.


Кто определяет эффективность терапии — клиент по своим ощущениям или терапевт по каким-то объективным факторам?

В моей практике разговор про эффективность — это всегда диалог. После какого-то периода я спрашиваю у клиента, как ему кажется, эффективна ли терапия. Считаю, что клиент сам оценивает эффективность. Всё определяет внутреннее состояние: улучшается ли это состояние через время, становится ли понятно что-то новое про свои внутренние процессы, решаются ли вопросы по мере продвижения терапии. Важно то, что чувствует клиент. Как бы я ни аргументировала эффективность нашей совместной работы, только клиент может ее оценить. И главный маркер — улучшение его состояния, ясность в понимании того, что с ним, с клиентом, происходит.

Один из самых популярных вопросов в инстаграме Тритфилд — как понять, что моя терапия эффективна? Вопрос и правда неочевидный. Как же все-таки это понять человеку, который находится внутри процесса?

Думаю, наблюдая за переменами в своей жизни. Например, если у клиента есть проблемы с работой, то во время успешной терапии у него появляется новый опыт в этой сфере. Он может найти новую работу или изменить что-то на текущем месте, начать ходить на собеседования…

Как относиться к ситуации, когда клиент обесценивает все результаты и даже через два года терапии и перемен считает, что ничего не поменялось, хотя поменялось многое?

В терапии мы узнаем себя и свои желания. И впоследствии обнаруживаем, что для их воплощения нужно предпринимать какие-то действия. Но нашему мозгу привычнее идти по старому пути, потому что новый воспринимается как опасный. Покинуть зону комфорта, на самом деле, не всегда приятно и не всегда на это есть ресурсы. Иногда появляется ощущение, что лучше остаться на том же месте, чем что-то менять. И вот здесь начинается сопротивление. Обычно я объясняю это тем, что принять решение поменять свою жизнь — действительно сложно.

Какие страхи руководят человеком в этом случае?

Перед лицом перемен клиент может думать, что если он, например, разведется, то не встретит больше такого хорошего нового партнера. Или вообще не создаст новые отношения. Или «поменяю работу и не найду новую с хорошей зарплатой».

Очень часто со временем человек меняет свой запрос. Например, изначально клиент думает, что со сменой отношений или работы он получит то, чего хотел, но в процессе терапии выясняется, что запрос сменился. Может оказаться, что клиентка вообще не хочет замуж. Или что в работе именно зарплата важна больше всего — и это понимание дает ресурсы продолжать работать, выдерживать.


Возможно, вам будет интересно: Что такое гештальт-терапия?



Рекомендуем посмотреть: Александр Чигир. Трансгрессия в психотерапии


Что ставится целью терапии и какую стратегию выбирает терапевт, если клиент приходит с нереалистичным запросом в духе «хочу изменить свою маму» или «хочу никогда в жизни не испытывать плохих эмоций»?

Я объясняю, что менять других людей мы не можем, — так же, как не можем запрограммировать себя только на позитивные эмоции. Весь спектр эмоций — уже полноценный. Со временем каждый человек учится различать и проживать не только положительные, но и негативные эмоции. Те самые, которые мы не любим испытывать. И тут я предлагаю изменить запрос. Например, на то, как клиенту изменить отношение к своей маме, чтобы не раниться об общение с ней и не портить отношения, если они дороги.

Почему в процессе терапии случаются откаты, возвращаются старые симптомы и проблемы? Это плохо или это часть нормального течения? Как себя в этот период поддержать?

Прежде всего, нужно дать время и себе, и терапии. И конечно, рассказать о своих ощущениях терапевту и попросить его поддержки. В терапии мы создаем пространство, на которое можно было бы опираться в трудные минуты. Постепенно мы учимся понимать, что любое состояние точно рано или поздно закончится. Что бы ни происходило, это пройдет, нужно просто дать себе время и найти поддержку. Давать себе отдохнуть, общаться с тем, кто поддерживает. Я считаю, что откаты — это следующий слой, новый виток какого-то переживания. Возможно, в этот момент мы переживаем событие или ситуацию не просто заново, а более глубоко.

Важно понимать, что у человека всегда есть спады и подъемы. И задача терапии не в том, чтобы постоянно испытывать радость. Задача — помнить, что плохое пройдет, уметь проживать это плохое, не падать духом. И конечно, у каждого из нас есть триггеры, которые вводят нас в состояние грусти. Терапия учит нас проживать такие времена спокойно.

Что для вас самое важное в терапии, когда вы чувствуете, что всё удаётся, всё идет отлично?

Я работаю в гештальт-подходе, поэтому для меня важно, что клиент с терапевтом могут встретиться: клиент чувствует поддержку, а терапевт чувствует, что его способ поддержки работает, что клиент использует ресурс, который получает в терапии.


Рекомендуем прочесть: Как схема-терапия помогает выйти из замкнутого круга


Другие публикации
Выберите терапевта