5 вопросов о психологических травмах

Специалистка Тритфилд, гештальт-терапевтка Мария Макуха отвечает на 5 вопросов о психологических травмах. Хотя нам привычнее думать о травме как о неожиданном тяжелом событии, психотерапия выделяет и шоковые травмы, и травмы развития, то есть хронические. Оба вида травм влияют на все сферы нашей жизни, на отношения — в особенности. Но психотерапия помогает ослабить их влияние.
25 мая 2021 г.

Что такое психологическая травма?

Психологическая травма — это некоторое событие, которое оказывается за пределами ресурсов психики. Когда невозможно весь этот контент переварить, как-то с этим справиться, контейнировать эти эмоции и переживания, когда невозможно интегрировать этот тяжелый эмоциональный опыт, то есть думать, чувствовать одновременно — тогда происходит расщепление, то есть дробление психики на части. И впоследствии это событие живет как кровоточащая рана, которая может покрываться корочкой или открываться и опять начинать кровоточить. В какие-то моменты в этом месте просто утрачивается чувствительность, и эта часть замораживается вместе с частью эмоциональной жизни человека, то есть имеет далекоидущие последствия для всех сфер жизни.

Какие бывают психологические травмы?

Выделяют два основных вида психологических травм — по динамике их происхождения. Шоковая травма — это некоторое внезапное событие. То, что у нас чаще всего ассоциируется с психологическое травмой. Это угрожающие жизни и здоровью события, например, боевые действия, аварии; утрата близкого человека; внезапное известие о тяжелой болезни; катастрофа, связанная с допущенной в карьере ошибкой. Что-то, что происходит внезапно, накрывает, с чем невозможно справиться — эмоционально и интеллектуально это переработать. Этот заряд «застревает в теле». Наверно, самые тяжелые травмы связаны с тем, что человек стал свидетелем тяжелых событий и не смог помочь. С такого вида травмами я сталкивалась, когда работала с участниками боевых действий: когда человек стал свидетелем того, как погиб товарищ или как подвергся пыткам. Здесь накрывает не только шоком и ужасом, но и переживанием стыда, ведь я не смог спасти.


Рекомендуем почитать: Как детские травмы влияют на выбор партнера


Второе — это травма развития, или хроническая травма. Здесь имеет место последовательность, цепь событий, которые сами по себе вроде бы не сильно отличаются от нашей повседневности, но все вместе при этом имеют деформирующее влияние на личность, являются травмирующими. Это может быть, например, буллинг в школе. Это могут быть отношения в семье, когда человек постоянно переживал отвержение, критические замечания, когда его постоянно с кем-то сравнивали. Если этого много, это происходит часто и человек достаточно восприимчив к таким воздействиям, — мы можем получить травму.

Также травмы можно классифицировать, исходя из причин их возникновения. Это может быть травма насилия, в том числе сексуального. Это может быть травма, связанная с отношениями, например, травма отвержения, разного вида эмоциональный абьюз. Это может быть травма, связанная с групповой травлей или с участием в боевых действиях, травма утраты, травма крушения каких-то своих ожидания и надежд — то есть травмой может быть не только утрата близкого человека, но и утрата картины желаемого будущего. Это также может иметь травмирующий эффект. Травма собственных ошибок, экзистенциальная травма — то есть тотальная утрата смысла.

Как понять, что у меня психологическая травма?

Для начала я расскажу, что происходит с психикой при психологической травме, чтобы было понятнее, что может происходить с вами и как распознать психологическую травму у себя. Не всегда мы об этом помним, но психологическая травма связана с особым режимом работы мозга, то есть в ситуации психологической травмы выделяется огромное количество гормонов, нейромедиаторов, которые производят взрыв у нас в эмоциональной зоне мозга, в миндалине, что приводит к отщеплению нашей инстинктивной части мозга, связанной с нашими дальними эволюционными предками, и полному отщеплению префронтальной коры, то есть нашей думающей и анализирующей части. Вследствие этого у нас есть так называемая эксплицитная память, это некоторые биографические факты, которые мы помним о себе, можем рассказать («когда мне было пять лет...», «я ходила в школу, у меня были белые бантики, я отвечала у доски то-то и то-то»). Но имплицитная память работает иначе: весь травматический заряд запечатлевается в мозгу как целостная ситуация во всех ее аспектах, но она не обрабатывается анализом, она не связана со словесным описанием, она просто вспыхивает как неведомое нечто, просто накрывает. В этот момент человек становится как бы не собой. Все его эмоции, которые были в момент травмирующего события... Человек как бы застревает в том возрасте, в котором произошла эта травма. Появляются те же мышечные напряжения, тот же способ действия, тот же способ автоматических ответов: человек может либо впасть в ярость, либо впасть в ступор, но не может ничего с собой поделать. Когда происходит травмирующее событие, травмированная часть отщепляется, дальше другая часть растет, идет по жизни, обретает некоторый опыт, как-то взрослеет, но при этом остается и отщепленная детская часть, которая имеет все те способы реакции на события, которые могут включаться в ответ на некоторый триггер.

Как травма влияет на отношения?

В особенности если травма связана с отношениями, она влияет на способность человека формировать привязанность к другому. Тут возможны два пути. Либо человек становится не чувствительным к каким-то абьюзивным тенденциям со стороны партнера, это может быть сверхтерпимость, сверхтолерантность. Часто это связано со случаями, когда мама или родители были достаточно абьюзивными, отвергающими, возможно, даже жестокими. Ребенок выбирает жертвовать своей безопасностью ради сохранения привязанности, ради сохранения в своем сознании позитивного образа родителя, потому что ребенку больше не к кому привязываться. И нехватка позитивного эмоционального опыта привязанности в детстве может сказываться на такой чрезмерной привязанности к абьюзерам, невозможности уйти из отношений.


Также советуем почитать: «Иногда реакция окружения травмирует сильнее, чем сама ситуация»


С другой стороны здесь, — те же абьюзеры, которые, возможно, подвергались тем же травмам, но в силу личных особенностей пошли по другому пути. Это может быть склонность впадать в ярость, склонность к гиперконтролю, страх потерять партнера, невозможность доверять, что выливается в стремление постоянно проверять телефон, «а куда ты пошла?», и так далее.

И то, и другое является следствием травмы.

Как психотерапия работает с травмами?

Если человек находится в состоянии острой травмы, если он только что пережил утрату или подвергся насилию, тут главное — так называемый эмоциональный холдинг. Если эмоциональный контейнер человека не выдерживает всех переживаний, всего этого инстинктивного неразряженного заряда, связанного с травмой, то важно создать пространство и быть дополнительным контейнером, чтобы человек мог это эмоционально переработать. Быть подушкой, жилеткой, — лучшее, что здесь можно сделать. Дать такой опыт, когда никто не останавливает, когда твои эмоции — уместны, легальны, сейчас правильное место и время, чтобы проживать их так, как они приходят. Это главный целительный механизм для этого случая.


Рекомендуем посмотреть: 5 вопросов о травмах привязанности


Но терапия к этому не сводится. Если эта травма уже имеет некоторую историю, если человек выжил, скомпенсировался и пришел с некоторыми последствиями травмы, когда травматический ответ включается на некоторый триггер (когда он впадает в ярость или в апатию, включается эта травмированная детская отщепленная часть), — тут важно сопровождать человека с его уже взрослым обретенным ресурсом в ту ситуацию, встречаться с его травмированным ребенком. И привносить в эту ситуацию взрослого, интегрировать думающую и анализирующую взрослую часть, чтобы взрослый мог о ребенке позаботиться, а ребенок почувствовал встречу, заботу.

Это в наиболее общем виде то, что ведет к интеграции и исцелению в отдаленной перспективе.

Выберите терапевта