Визитка. Психолог Ульяна Перегинец

Ульяна Перегинец — психолог, гештальт-терапевт.
15 сентября 2020 г.
162

Меня зовут Ульяна Перегинец, я психотерапевт и онлайн-психотерапевт, практику веду с 2014 года.

Как ты попала в профессию?

В профессию я попала интуитивно. Это был сложный период. При том, что у меня было вообще всё, что считается стабильной, хорошей базой для жизни. У меня была семья, у меня был бизнес, у меня было прекрасное образование, круг общения — при этом я чувствовала себя глубоко-глубоко несчастной. Я не понимала почему. Как будто бы всё вокруг мне кричало: «Это не должно быть так, всё хорошо с тобой». Вот сейчас, уже возвращаясь в тот период, я понимаю, что это было почти депрессивное состояние, буквально шажочек оставался. Видимо, на тот момент мне хватило немножко сил для того, чтобы пойти и разобраться, что же происходит, что же это люди такие странные, почему люди такие неоднозначные, почему всё так не сходится.

Я пошла учиться в Академию практической психологии при МГУ, я жила тогда в Москве. И там я познакомилась и с разными направлениями терапии, и с тем, как устроена семейная система — это оказалось очень интересно, это прямо открыло мне глаза. Собственно, когда я увидела гештальт-терапию в работе, — я поняла, что выбор мой сделан.

В каком направлении ты работаешь?

Я гештальт-терапевт. Для меня это направление, которое, в первую очередь, дает возможность объединить три составляющих человека: составляющую физиологическую (физическое тело), эмоциональную и когнитивную. Это три слоя. Если происходит какое-то травмирующие психо-эмоциональное событие, они

расщепляются между собой, человек теряет чувствительность, он не замечает своего тела, у него заблокирована грудь или спина, он не понимает, что вообще чувствует. Он только в тревоге, его куда-то несет. И вот в гештальт-терапии мы приостанавливаемся, наблюдаем, изучаем, осознаем. И это соединяет эти части в одно целое, — в самого человека.

С какими темами ты хорошо работаешь?

В первую очередь, я хорошо работаю с той темой, с которой пришла когда-то в терапию сама. Когда человек приходит и говорит: «У меня в жизни всё хорошо, но я почему-то несчастный. Я не понимаю, что со мной происходит, помоги разобраться.» И оказывается, что там много чего происходит, а человек вообще этого не видит. А там — ого-го! Вот это мне нравится.

Еще я люблю работать с людьми, которые оказались в трудной ситуации невозможного выбора: «Я в отношениях, мне в них ужасно тяжело. Выходить из них или не выходить? Не знаю. Работа — менять, не менять? Тут уже вообще всё сделал, всё видел, а что дальше? Страшно, ужасно страшно. Куда идти?» Невозможность этого выбора не сама по себе, конечно. Там вокруг много чего еще есть, и это то, что человеку недоступно, но становится доступным в результате психотерапии.

Третья тема связана с вопросами идентичности: «Кто я, где я, зачем я, куда я иду? Как я здесь оказался?» И это вроде бы очевидные вещи, кажется. Но нет. Часто человек совершает свой выбор, исходя из той семейной системы, в которой он рос, из тех социальных установок, которые на него наложились. И это не его выборы. Но они очень устойчиво в нем укоренились. Пришел к 30 годам куда-то, а потом: «Почему я вообще здесь? Как я мог здесь оказаться?» Вот с этим я тоже люблю работать.

Что для тебя психотерапия?

Я не нашла одного ответа, потому что у меня тут есть ответ практический и философский. Практический — это возможность человека узнать себя по-настоящему. Узнать свои возможности, свои невозможности, чего он хочет, чего он не хочет, но делает, — то есть расширить его осознанность, чтобы он мог быть более устойчивым в этом мире. И не так качаться, если его извне качает. Есть еще философский аспект, который мне очень близок: единственное место, где мы можем по-настоящему встретиться и не быть такими одинокими — это с человеком, который искренне и по-настоящему интересуется и хочет тебя увидеть и узнать, и это взаимно.

Под какой саундтрек ты бы закончила фильм о себе?

Thom Yorke — Suspirium


Рекомендуем почитать: Чем психотерапия отличается от беседы с другом?

Выбрать терапевта