Классик гештальт-терапии Роберт Резник

Антон Федорец
440

В апреле принял участие во второй Международной конференции по гештальт-терапии (АГТУ). Там мне посчастливилось тесно общаться с Робертом Резником и переводить его лекции. Роберт — современный классик, создатель и методолог гештальт-терапии пар.

В этой статье делюсь впечатлениями от общения с Робертом и основными идеями, которые он рассказал на конференции.

Роберт Резник и Джей Левин

Роберт Резник — классик гештальт-терапии пар.

Роберт Резник — доктор философии, клинический психолог, ведущий тренер Лос-Анджелесского института гештальт-терапии (GATLA).

Он учился у основателя гештальт-терапии Фредерика Перлза и Джима Симкина в течение пяти лет, и в 1969 году они лично сертифицировали его как гештальт-терапевта.

По наставлению Ф. Перлза, Роберт начал распространять гештальт в Европе. Первые обучающие семинары и программы в Европе были начаты именно Робертом или, как его многие называют, Бобом. Так что весь гештальт, который существует у нас сегодня, в том числе и на постсоветском пространстве, существует благодаря нему.

Мне было безумно интересно, как все начиналось, как он познакомился с этим методом и каким был Ф. Перлз.
На одном из кофе-брейков я спросил его, как он попал в гештальт.

С гештальтом Роберт познакомился по счастливой случайности.
Он учился на клинического психолога и тогда с психотерапией на государственном уровне в США все было очень плохо. Практике в вузах особо не учили. Супервизию тогда давали только психоаналитики. Из-за нехватки опыта и практических знаний они с другими студентами организовали кружок, где несколько раз в месяц собирались и пробовали делать первые шаги в психотерапии, читали книги — Фрейда, Абрахама Маслоу и др., а также иногда приглашали специалистов из разных областей психотерапии.

Одним из таких приглашенных гостей был Джеймс Симкин.
Он вел терапевтические группы на западном побережье США. Участники кружка несколько раз приглашали Симкина, но он отказывался из-за слишком плотного графика: найти время на встречу практически не было шанса. И вот однажды у Джима по какой-то причине отменилась группа. Симкин сам с ними связался, сказав «у меня есть полтора часа, если вы соберетесь прямо сейчас, я проведу с вами группу». Они не упустили этот шанс. Так Роберт впервые побывал клиентом гештальт-терапевта. Ему сразу понравился метод, и он стал искать возможности обучиться гештальт-терапии.

Перлз тогда еще жил в Нью-Йорке, где организовал Нью-Йоркский институт гештальт-терапии, администрация университета находилась прямо в квартире Перлза.

Роберт был впечатлен этим направлением психотерапии и хотел учиться у Перлза. Но будучи студентом у него не хватало средств чтоб летать в Нью-Йорк и оплачивать его семинары. И он договорился с Перлзом на следующие условия: если Роберт сможет сам оплачивать свои перелеты из Калифорнии в Нью-Йорк, его участие в семинарах Перлза будет бесплатным.

Фриц Перлз переехал на западное побережье в 1960 году, когда Симкин организовал для него семинар по гештальт-терапии. Перлз, Уолтер Кемплер и Джеймс Симкин провели первые учебные семинары по гештальт-терапии летом 1964 года в Институте Эсалена, где и учился Роберт. Эти учебные семинары продолжались под руководством Перлза и Симкина до 1969 года. После того как Перлз переехал в Канаду, Симкин вместе с Ирмой Шепард, Робертом В. Резником, Робертом Л. Мартином, Джеки Даунинг и Джоном Энрайтом продолжали преподавать гештальт-терапию в Эсалене до 1970 года.

В 1970 году умер Перлз.

После смерти Перлза они собрались все вместе, чтобы обсудить, как дальше развивать гештальт-терапию в США и в Европе.

Так у них родилась идея 12-дневного семинара. Где в циклах «3 дня работы — 1 день отдыха» будут проходить группы и ежедневная индивидуальная и групповая терапия. В 1972 году они провели свой первый 12-дневный семинар в Югославии. Они планировали единоразовый семинар, но формат настолько всем понравился, что семинар стал ежегодным.

Сейчас это хорошо известное всем гештальт-терапевтам слово — «интенсив».

Когда он начал мне рассказывать про формат интенсива, я сказал, что хорошо с ним знаком: у нас его проводят так же. На что он улыбнулся: он был одним из тех, кто создал этот формат.

Фредерик Перлз и Джеймс Симкин в воспоминания Резника

По мнению Роберта, Перлз был хаотичным, спонтанным и непредсказуемым, а Симкин — систематичным, четким, более методичным, его стиль был меньше рассчитан на внешнюю эффектность, чем у Перлза.

По-видимому, именно из-за этого они недолго проработали вместе. Но за счет таких разных стилей Роберт смог взять лучшее у обоих — и спонтанность, и структурированность.

На вопрос о том, как он начал работать с парами, Роберт сообщил, что именно Перлз предложил ему развивать теорию и методологию терапии пар в гештальт-подходе.

Перлз однажды сказал ему: «Так как с отношениями у меня не очень, давай лучше работать с парами будешь ты, Роберт».

Роберт Резник

Думаю, сложности в отношениях у Перлза были связаны с тем, что Перлз был своенравным, культивировал индивидуальность и независимость.

Основа его философии — время, в котором он жил и разрабатывал методологию гештальт-терапии. Это было послевоенное время, американское общество тогда было очень кофлюентным и «слиятельным». Ценность семьи на высоте, схожесть и одинаковость поддерживались, а различия и индивидуальность не приветствовались. И одной из основных идей, заложенных в гештальт-терапию, стал выход из слияния, сепарация и индивидуализация.

Вспомните знаменитую гештальт молитву:

Я делаю своё дело, а ты делаешь своё дело.
Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,
А ты живёшь в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим.
Ты – это ты.
А я – это я.
Если мы случайно встречаем друг друга – это прекрасно.
А если нет – так тому и быть.

Она чисто сепарационная, не подразумевает интенции на встречу. Встреча — это случайность. Но в то время это было буквально исцеляющим посланием. Так как люди сильно задыхались от слияния того времени.

В статье "Фриц Перлз" для энциклопедии SAGE, автором которой кстати является сам Роберт, сказано следующее:

«Перлз был озорным диалектиком, который провоцировал движение status quo, переходя к краевым позициям. Например, его ответом духу времени Америки 50-х гг., который он полагал слишком социализированным, конформистским и интеллектуализированным, было следующее: он говорил, что «интеллект — шлюха интеллигенции» и «сойди с ума и начинай чувствовать!». Если кто-то захочет понять эти замечания без учета контекста, попыток восстановить равновесие между конформностью и независимым мышлением, а также не учитывая чрезмерного использования интеллекта за счет эмоций и ощущений — легко отмахнуться от Перлза, объявив его всего лишь нарушителем спокойствия.» (Перевод Анны Федосовой)

Забавными и характеризующими личность Перлза были его последние слова, которые он адресовал операционной сестре, когда та пыталась помешать ему вынуть трубки из тела: «Не смей говорить мне, что мне делать!»
Источник: The SAGE Encyclopedia of Theory in Counseling and Psychotherapy. Chapter title: Perls, Fritz, Print pages: 762-765. Contributors: Robert W. Resnick ©2015 SAGE Publications, Inc.

Гештальт-терапия и современность

Сейчас все по-другому, а гештальтистская молитва, авторство которой приписывают все тому же Перлзу, у многих вызывают сомнения и даже критику. И это нормально, так как у нас сейчас другая эпоха, другое время. Все научились быть отдельными друг от друга. Современная гештальт-терапия больше внимания уделяет не столько отдалению, сколько контакту между людьми, их приближению – их взаимодействию.

Как раз про основные идеи современной гештальт-терапии на лекции первого дня конференции рассказал Роберт Резник.

Боб Резник

Он начал свое выступление с идеи о характере.

Это понятие отражает отношение к миру, придание событиям и вещам смысла, что также включает фиксированные способы видеть и понимать этот мир. Все наши эмоциональные реакции, — это наш собственный ответ себе самим, но этот опыт мы вынесли из другого места и другого времени.

Дети рождаются с первоначальной установкой – выжить. Они делают то, что решает эту задачу лучше всего. Такое поведение — нужный и полезный ресурс. Путем проб и ошибок они выбирают наиболее работающее поведение, что впоследствии становится частью характера.

Проблемы начинаются в тот момент, когда эти способы фиксируются и становятся ригидными, когда наши фиксированные проявления характера происходит не в том месте и не в то время, так как оно больше не имеет отношения к тому контексту, где оно возникло.

Экологи, имеющие дело с загрязнением окружающей среды, понимают вред мышьяка в чашечке кофе, но также и видят пользу мышьяка, добавленного в очистительные системы. В первом случае — это яд. Во втором — противоядие.

Характер человека может быть «загрязнен», и психотерапевтам приходится его восстанавливать, если он прерывает саморегуляцию человека в настоящем.
Мир организуется только в настоящем.

Характер — это привычка, набор реакций на разные стимулы, это неосознанное поведение. Саморегуляция прерывается характером — когда значимое прошлое влияет на настоящее. Вместо того чтобы отвечать на сегодняшнюю ситуацию адекватным данной ситуации способом, — я смотрю на это событие из своего опыта 3, 5,10 лет или даже своего довербального периода.

Ф. Перлз говорил, что мы не можем просто смотреть на человека с интрапсихической точки зрения, без учета его системы отношений с другими людьми. Система отношений — это и есть его личный контекст.

Дело не в том, что поведение человека неправильное, а в том, что оно осталось фиксированным в том контексте, который больше не актуален.

Например, шуба в Сибири зимой — это прекрасный ресурс. Но эта же шуба, надетая на человека где-нибудь в Карачи в разгаре июля, может убить его.

Характер делает возможной саморегуляцию в тот или иной момент. Но здоровая саморегуляция может прерываться этим самым характером.

Мы можем наблюдать характер даже в организациях, которые создавало общество. Эти организации были созданы в свое время для удовлетворения определенных нужд и потребностей того времени. Будь то бизнес-структуры или религиозные объединения. Но с момента создания любая организация сразу же начинает работать на свою защиту и сохранение. И когда эта задача выходит в приоритет, а другие процессы стагнируют, происходит фиксация и игнорирование первоначальных задач. Вот тогда начинаются трудности.

Боб Резник и Антон Федорец

Например, в некоторых религиях запрещено употреблять мясо свинины.

Эти религии возникли в очень жарких климатических регионах. И во времена, когда не было холодильников. А в свинном мясе активно размножаются разные инфекции, особенно в жару. Чтобы спасти народ от вымирания, был дан запрет на свинину – свиное мясо «грязное» и запрещено к употреблению. Таким образом, это было актуально в то время и в том месте для выживания людей.

То же самое происходит и с психотерапевтическими сообществами.

З. Фрейд жил в эпоху викторианства, когда сексуальность было принято подавлять. Его теория сексуальности была очень уместной в то время. Теперь взгляды на сексуальность у людей изменились, в связи с чем теория классического психоанализа не полностью подходит нашему времени, и появляются другие теории.

Любая теория рискует стать неуместной и нерабочей.

Ф. Перлз и его последователи в теории гештальт-терапии пытались объяснить, что нам нужно найти баланс со средой. Если мы останемся фиксированными, мы не двинемся дальше и станем «неуместными».

Основные концепции в гештальт-терапии — теория поля и феноменология, именно они делают это направление психотерапии открытой. Как только теория любого психотерапевтического направления закрывается, она моментально устаревает и становится анахронизмом. (от греческого ana - обратно, против и chronos - время). То есть не уместна своему времени.

Далее Роберт отметил, что следует сказать о некоторых важных понятиях, о которых говорил Ф. Перлз. Например о гомеостазе — способности механических систем возвращаться в исходную точку.

Например, настраивая кондиционер на двадцать градусов тепла, мы видим, что когда воздух нагреется до двадцати одного, кондиционер включится. Это сохранит гомеостаз в помещении.

Но что в действительно Перлз имел ввиду, так это гомеорез (со слов Роберта) — термин, более подходящий для описания биологических систем.

Гомеостаз — это возвращение в предыдущее состояние. Это подход не из биологического, а из механического мира.

Гомеорез или гомеорезис — это не достижение баланса со средой как возвращение на исходную точку, а процесс, когда я нахожусь в балансе, находясь в любой точке.

Мы как гештальт-терапевты не пытаемся «вернуть» человека в какую-то кажущуюся нам правильной исходную точку, где нам видится состояние баланса, мы помогаем человеку хорошо функционировать в любой среде, чтобы клиент в своем собственном окружении был способен к саморегуляции.

Если гомеостазис — стабилизированное состояние, то гомеорезис — стабилизированный поток.

Роберт Резник и Антон Федорец

На мой взгляд, гомеорезис тоже не совсем точный термин для объяснения этих процессов. Мне кажется, сюда больше подходит термин аллостаз. От греческих слов allo — переменный и stasis — стабильность, и это буквально означает «достижение стабильности через изменения», или еще лучше — «постоянство через изменения».

Об этом термине я впервые узнал из книги Роберт Сапольски «Психология стресса».

Описывая аллостатический процесс в своей книге, Сапольски приводит следующий пример. В нашем теле возникла нехватка воды. Гомеостатическое решение — это когда почки замечают это и начинают «экономить» и производить меньше мочи, чтобы сохранить воду в организме. Аллостатическое решение — когда недостаток воды замечает мозг, велит почкам начать экономить, отправляет сигнал забрать воду из тех органов тела, где она легко испаряется (кожа, рот, нос) и вызывает чувство жажды. Гомеостаз касается того, как переделать вон тот клапан. А аллостаз связан с координацией мозгом изменений в масштабах всего организма, в том числе и изменений в поведении.

Причем наше тело использует всю эту сложную систему регуляции не только в том случае, если какой-то параметр отклонился от нормы, эти аллостатические изменения могут произойти и в ожидании отклонения от нормы.

Из чего следует, что мы можем испытывать стресс не из-за того, что за нами прямо сейчас гонится хищник. А в ожидании того, что он может погнаться. Мы активируем реакцию на стресс в ожидании проблем, и, как правило, эти проблемы чаще всего носят психологический характер.

Стрессором можно назвать все, что выводит наше тело из аллостатического равновесия, а острая реакция на стресс — это попытка тела восстановить аллостаз. Об этом и подробнее о природе стресса вы можете прочитать в книге Р. Сапольски, которую я очень рекомендую.

На лекции Роберт много говорил о том, что нам нужно оставаться открытыми времени, поддерживать навыки здоровой саморегуляции, развивать гештальт-терапию так, чтобы она не стала анахронизмом, а также показывал свои видеоматериалы по работе с клиентами, которые доступны на сайте gatla.org.

Во второй день конференции Роберт читал лекцию о психологии и психотерапии пар, материалы который мы также опубликуем на Тритфилд.

***

Я получил много приятных впечатлений от общения с Робертом. На конференции я его везде преследовал и спрашивал, что ему интересно или нужно, на что однажды за обедом он мне с теплотой сказал: «Антон, не волнуйся, мне не нужна нянька, я уже взрослый.» Но он-то не понимал, что это он мне нужен :) В нем я видел большого, доброго и душевного человека, с отличным чувством юмора и открытым сердцем. Роберт, несмотря на свой возраст, сохраняет ясность ума, современный взгляд на мир, много путешествует, обучает гештальт-терапии по всей Европе и любит американо без молока с одной ложечкой сахара :)


Роберт Резник и Антон Федорец. Тритфилд

В апреле принял участие во второй Международной конференции по гештальт-терапии (АГТУ). Там мне посчастливилось тесно общаться с Робертом Резником и переводить его лекции. Роберт — современный классик, создатель и методолог гештальт-терапии пар.

В этой статье делюсь впечатлениями от общения с Робертом и основными идеями, которые он рассказал на конференции.

Роберт Резник и Джей Левин

Роберт Резник — классик гештальт-терапии пар.

Роберт Резник — доктор философии, клинический психолог, ведущий тренер Лос-Анджелесского института гештальт-терапии (GATLA).

Он учился у основателя гештальт-терапии Фредерика Перлза и Джима Симкина в течение пяти лет, и в 1969 году они лично сертифицировали его как гештальт-терапевта.

По наставлению Ф. Перлза, Роберт начал распространять гештальт в Европе. Первые обучающие семинары и программы в Европе были начаты именно Робертом или, как его многие называют, Бобом. Так что весь гештальт, который существует у нас сегодня, в том числе и на постсоветском пространстве, существует благодаря нему.

Мне было безумно интересно, как все начиналось, как он познакомился с этим методом и каким был Ф. Перлз.
На одном из кофе-брейков я спросил его, как он попал в гештальт.

С гештальтом Роберт познакомился по счастливой случайности.
Он учился на клинического психолога и тогда с психотерапией на государственном уровне в США все было очень плохо. Практике в вузах особо не учили. Супервизию тогда давали только психоаналитики. Из-за нехватки опыта и практических знаний они с другими студентами организовали кружок, где несколько раз в месяц собирались и пробовали делать первые шаги в психотерапии, читали книги — Фрейда, Абрахама Маслоу и др., а также иногда приглашали специалистов из разных областей психотерапии.

Одним из таких приглашенных гостей был Джеймс Симкин.
Он вел терапевтические группы на западном побережье США. Участники кружка несколько раз приглашали Симкина, но он отказывался из-за слишком плотного графика: найти время на встречу практически не было шанса. И вот однажды у Джима по какой-то причине отменилась группа. Симкин сам с ними связался, сказав «у меня есть полтора часа, если вы соберетесь прямо сейчас, я проведу с вами группу». Они не упустили этот шанс. Так Роберт впервые побывал клиентом гештальт-терапевта. Ему сразу понравился метод, и он стал искать возможности обучиться гештальт-терапии.

Перлз тогда еще жил в Нью-Йорке, где организовал Нью-Йоркский институт гештальт-терапии, администрация университета находилась прямо в квартире Перлза.

Роберт был впечатлен этим направлением психотерапии и хотел учиться у Перлза. Но будучи студентом у него не хватало средств чтоб летать в Нью-Йорк и оплачивать его семинары. И он договорился с Перлзом на следующие условия: если Роберт сможет сам оплачивать свои перелеты из Калифорнии в Нью-Йорк, его участие в семинарах Перлза будет бесплатным.

Фриц Перлз переехал на западное побережье в 1960 году, когда Симкин организовал для него семинар по гештальт-терапии. Перлз, Уолтер Кемплер и Джеймс Симкин провели первые учебные семинары по гештальт-терапии летом 1964 года в Институте Эсалена, где и учился Роберт. Эти учебные семинары продолжались под руководством Перлза и Симкина до 1969 года. После того как Перлз переехал в Канаду, Симкин вместе с Ирмой Шепард, Робертом В. Резником, Робертом Л. Мартином, Джеки Даунинг и Джоном Энрайтом продолжали преподавать гештальт-терапию в Эсалене до 1970 года.

В 1970 году умер Перлз.

После смерти Перлза они собрались все вместе, чтобы обсудить, как дальше развивать гештальт-терапию в США и в Европе.

Так у них родилась идея 12-дневного семинара. Где в циклах «3 дня работы — 1 день отдыха» будут проходить группы и ежедневная индивидуальная и групповая терапия. В 1972 году они провели свой первый 12-дневный семинар в Югославии. Они планировали единоразовый семинар, но формат настолько всем понравился, что семинар стал ежегодным.

Сейчас это хорошо известное всем гештальт-терапевтам слово — «интенсив».

Когда он начал мне рассказывать про формат интенсива, я сказал, что хорошо с ним знаком: у нас его проводят так же. На что он улыбнулся: он был одним из тех, кто создал этот формат.

Фредерик Перлз и Джеймс Симкин в воспоминания Резника

По мнению Роберта, Перлз был хаотичным, спонтанным и непредсказуемым, а Симкин — систематичным, четким, более методичным, его стиль был меньше рассчитан на внешнюю эффектность, чем у Перлза.

По-видимому, именно из-за этого они недолго проработали вместе. Но за счет таких разных стилей Роберт смог взять лучшее у обоих — и спонтанность, и структурированность.

На вопрос о том, как он начал работать с парами, Роберт сообщил, что именно Перлз предложил ему развивать теорию и методологию терапии пар в гештальт-подходе.

Перлз однажды сказал ему: «Так как с отношениями у меня не очень, давай лучше работать с парами будешь ты, Роберт».

Роберт Резник

Думаю, сложности в отношениях у Перлза были связаны с тем, что Перлз был своенравным, культивировал индивидуальность и независимость.

Основа его философии — время, в котором он жил и разрабатывал методологию гештальт-терапии. Это было послевоенное время, американское общество тогда было очень кофлюентным и «слиятельным». Ценность семьи на высоте, схожесть и одинаковость поддерживались, а различия и индивидуальность не приветствовались. И одной из основных идей, заложенных в гештальт-терапию, стал выход из слияния, сепарация и индивидуализация.

Вспомните знаменитую гештальт молитву:

Я делаю своё дело, а ты делаешь своё дело.
Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,
А ты живёшь в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим.
Ты – это ты.
А я – это я.
Если мы случайно встречаем друг друга – это прекрасно.
А если нет – так тому и быть.

Она чисто сепарационная, не подразумевает интенции на встречу. Встреча — это случайность. Но в то время это было буквально исцеляющим посланием. Так как люди сильно задыхались от слияния того времени.

В статье "Фриц Перлз" для энциклопедии SAGE, автором которой кстати является сам Роберт, сказано следующее:

«Перлз был озорным диалектиком, который провоцировал движение status quo, переходя к краевым позициям. Например, его ответом духу времени Америки 50-х гг., который он полагал слишком социализированным, конформистским и интеллектуализированным, было следующее: он говорил, что «интеллект — шлюха интеллигенции» и «сойди с ума и начинай чувствовать!». Если кто-то захочет понять эти замечания без учета контекста, попыток восстановить равновесие между конформностью и независимым мышлением, а также не учитывая чрезмерного использования интеллекта за счет эмоций и ощущений — легко отмахнуться от Перлза, объявив его всего лишь нарушителем спокойствия.» (Перевод Анны Федосовой)

Забавными и характеризующими личность Перлза были его последние слова, которые он адресовал операционной сестре, когда та пыталась помешать ему вынуть трубки из тела: «Не смей говорить мне, что мне делать!»
Источник: The SAGE Encyclopedia of Theory in Counseling and Psychotherapy. Chapter title: Perls, Fritz, Print pages: 762-765. Contributors: Robert W. Resnick ©2015 SAGE Publications, Inc.

Гештальт-терапия и современность

Сейчас все по-другому, а гештальтистская молитва, авторство которой приписывают все тому же Перлзу, у многих вызывают сомнения и даже критику. И это нормально, так как у нас сейчас другая эпоха, другое время. Все научились быть отдельными друг от друга. Современная гештальт-терапия больше внимания уделяет не столько отдалению, сколько контакту между людьми, их приближению – их взаимодействию.

Как раз про основные идеи современной гештальт-терапии на лекции первого дня конференции рассказал Роберт Резник.

Боб Резник

Он начал свое выступление с идеи о характере.

Это понятие отражает отношение к миру, придание событиям и вещам смысла, что также включает фиксированные способы видеть и понимать этот мир. Все наши эмоциональные реакции, — это наш собственный ответ себе самим, но этот опыт мы вынесли из другого места и другого времени.

Дети рождаются с первоначальной установкой – выжить. Они делают то, что решает эту задачу лучше всего. Такое поведение — нужный и полезный ресурс. Путем проб и ошибок они выбирают наиболее работающее поведение, что впоследствии становится частью характера.

Проблемы начинаются в тот момент, когда эти способы фиксируются и становятся ригидными, когда наши фиксированные проявления характера происходит не в том месте и не в то время, так как оно больше не имеет отношения к тому контексту, где оно возникло.

Экологи, имеющие дело с загрязнением окружающей среды, понимают вред мышьяка в чашечке кофе, но также и видят пользу мышьяка, добавленного в очистительные системы. В первом случае — это яд. Во втором — противоядие.

Характер человека может быть «загрязнен», и психотерапевтам приходится его восстанавливать, если он прерывает саморегуляцию человека в настоящем.
Мир организуется только в настоящем.

Характер — это привычка, набор реакций на разные стимулы, это неосознанное поведение. Саморегуляция прерывается характером — когда значимое прошлое влияет на настоящее. Вместо того чтобы отвечать на сегодняшнюю ситуацию адекватным данной ситуации способом, — я смотрю на это событие из своего опыта 3, 5,10 лет или даже своего довербального периода.

Ф. Перлз говорил, что мы не можем просто смотреть на человека с интрапсихической точки зрения, без учета его системы отношений с другими людьми. Система отношений — это и есть его личный контекст.

Дело не в том, что поведение человека неправильное, а в том, что оно осталось фиксированным в том контексте, который больше не актуален.

Например, шуба в Сибири зимой — это прекрасный ресурс. Но эта же шуба, надетая на человека где-нибудь в Карачи в разгаре июля, может убить его.

Характер делает возможной саморегуляцию в тот или иной момент. Но здоровая саморегуляция может прерываться этим самым характером.

Мы можем наблюдать характер даже в организациях, которые создавало общество. Эти организации были созданы в свое время для удовлетворения определенных нужд и потребностей того времени. Будь то бизнес-структуры или религиозные объединения. Но с момента создания любая организация сразу же начинает работать на свою защиту и сохранение. И когда эта задача выходит в приоритет, а другие процессы стагнируют, происходит фиксация и игнорирование первоначальных задач. Вот тогда начинаются трудности.

Боб Резник и Антон Федорец

Например, в некоторых религиях запрещено употреблять мясо свинины.

Эти религии возникли в очень жарких климатических регионах. И во времена, когда не было холодильников. А в свинном мясе активно размножаются разные инфекции, особенно в жару. Чтобы спасти народ от вымирания, был дан запрет на свинину – свиное мясо «грязное» и запрещено к употреблению. Таким образом, это было актуально в то время и в том месте для выживания людей.

То же самое происходит и с психотерапевтическими сообществами.

З. Фрейд жил в эпоху викторианства, когда сексуальность было принято подавлять. Его теория сексуальности была очень уместной в то время. Теперь взгляды на сексуальность у людей изменились, в связи с чем теория классического психоанализа не полностью подходит нашему времени, и появляются другие теории.

Любая теория рискует стать неуместной и нерабочей.

Ф. Перлз и его последователи в теории гештальт-терапии пытались объяснить, что нам нужно найти баланс со средой. Если мы останемся фиксированными, мы не двинемся дальше и станем «неуместными».

Основные концепции в гештальт-терапии — теория поля и феноменология, именно они делают это направление психотерапии открытой. Как только теория любого психотерапевтического направления закрывается, она моментально устаревает и становится анахронизмом. (от греческого ana - обратно, против и chronos - время). То есть не уместна своему времени.

Далее Роберт отметил, что следует сказать о некоторых важных понятиях, о которых говорил Ф. Перлз. Например о гомеостазе — способности механических систем возвращаться в исходную точку.

Например, настраивая кондиционер на двадцать градусов тепла, мы видим, что когда воздух нагреется до двадцати одного, кондиционер включится. Это сохранит гомеостаз в помещении.

Но что в действительно Перлз имел ввиду, так это гомеорез (со слов Роберта) — термин, более подходящий для описания биологических систем.

Гомеостаз — это возвращение в предыдущее состояние. Это подход не из биологического, а из механического мира.

Гомеорез или гомеорезис — это не достижение баланса со средой как возвращение на исходную точку, а процесс, когда я нахожусь в балансе, находясь в любой точке.

Мы как гештальт-терапевты не пытаемся «вернуть» человека в какую-то кажущуюся нам правильной исходную точку, где нам видится состояние баланса, мы помогаем человеку хорошо функционировать в любой среде, чтобы клиент в своем собственном окружении был способен к саморегуляции.

Если гомеостазис — стабилизированное состояние, то гомеорезис — стабилизированный поток.

Роберт Резник и Антон Федорец

На мой взгляд, гомеорезис тоже не совсем точный термин для объяснения этих процессов. Мне кажется, сюда больше подходит термин аллостаз. От греческих слов allo — переменный и stasis — стабильность, и это буквально означает «достижение стабильности через изменения», или еще лучше — «постоянство через изменения».

Об этом термине я впервые узнал из книги Роберт Сапольски «Психология стресса».

Описывая аллостатический процесс в своей книге, Сапольски приводит следующий пример. В нашем теле возникла нехватка воды. Гомеостатическое решение — это когда почки замечают это и начинают «экономить» и производить меньше мочи, чтобы сохранить воду в организме. Аллостатическое решение — когда недостаток воды замечает мозг, велит почкам начать экономить, отправляет сигнал забрать воду из тех органов тела, где она легко испаряется (кожа, рот, нос) и вызывает чувство жажды. Гомеостаз касается того, как переделать вон тот клапан. А аллостаз связан с координацией мозгом изменений в масштабах всего организма, в том числе и изменений в поведении.

Причем наше тело использует всю эту сложную систему регуляции не только в том случае, если какой-то параметр отклонился от нормы, эти аллостатические изменения могут произойти и в ожидании отклонения от нормы.

Из чего следует, что мы можем испытывать стресс не из-за того, что за нами прямо сейчас гонится хищник. А в ожидании того, что он может погнаться. Мы активируем реакцию на стресс в ожидании проблем, и, как правило, эти проблемы чаще всего носят психологический характер.

Стрессором можно назвать все, что выводит наше тело из аллостатического равновесия, а острая реакция на стресс — это попытка тела восстановить аллостаз. Об этом и подробнее о природе стресса вы можете прочитать в книге Р. Сапольски, которую я очень рекомендую.

На лекции Роберт много говорил о том, что нам нужно оставаться открытыми времени, поддерживать навыки здоровой саморегуляции, развивать гештальт-терапию так, чтобы она не стала анахронизмом, а также показывал свои видеоматериалы по работе с клиентами, которые доступны на сайте gatla.org.

Во второй день конференции Роберт читал лекцию о психологии и психотерапии пар, материалы который мы также опубликуем на Тритфилд.

***

Я получил много приятных впечатлений от общения с Робертом. На конференции я его везде преследовал и спрашивал, что ему интересно или нужно, на что однажды за обедом он мне с теплотой сказал: «Антон, не волнуйся, мне не нужна нянька, я уже взрослый.» Но он-то не понимал, что это он мне нужен :) В нем я видел большого, доброго и душевного человека, с отличным чувством юмора и открытым сердцем. Роберт, несмотря на свой возраст, сохраняет ясность ума, современный взгляд на мир, много путешествует, обучает гештальт-терапии по всей Европе и любит американо без молока с одной ложечкой сахара :)


Роберт Резник и Антон Федорец. Тритфилд

Другие публикации
Выбрать терапевта