«Терапия не может случиться без доверия». Елена Подмазина о терапевтических отношениях

По результатам исследований, психотерапевтические отношения, то есть уровень доверия и контакта между клиентом и психотерапевтом, — один из важнейших критериев эффективности психотерапии. Что понимать под доверием в терапии и как его построить, рассказывает психотерапевтка Елена Подмазина.


Почему доверие — важная составляющая эффективной терапии?

Терапия не может случиться без доверия. Важным критерием успешной терапии являются доверительные отношения между клиентом и терапевтом. И тогда эта работа будет помогать в решении проблем клиента. Очень сложно «подойти» к чувствам клиента и помочь ему, если он старается выжимать из себя слова во время сессии, переживает, чувствует себя неуверенно.

Хочется дать определение такому доверию. Доверие возникает, когда меня принимают, слышат, когда можно раскрыться перед человеком и чувствовать себя безопасно рядом с ним. Доверие — это уверенность клиента, что специалист будет действовать мне во благо и будет делать для этого всё возможное. Если я не ощущаю, что терапевт действует мне во благо, то воспринимаю терапию как насилие. Это будет вызывать страх, злость (на себя или на терапевта). Поэтому доверие — это фундамент, на котором строится терапевтическая работа.

Важно создавать условия, в которых клиент почувствует себя достаточно безопасно, чтобы выразить свои чувства.

Терапия помогает установить такие отношения клиент-терапевт, где клиент получает опыт принятия себя, самораскрытия. Возможно, может проявить с терапевтом себя так, как не проявлял ни с кем другим в своей жизни. Опираясь на это, клиент может внедрить такое поведение в контакте с другими людьми. Клиент в общении с терапевтом учится себя поддерживать, опираться на свои ощущения, доверять, начинает больше заботиться о себе. И всё это происходит только когда есть доверие.

Что делает терапевт, чтобы построить это доверие? Сколько времени это занимает?

Эти процессы можно разделить на формальные и неформальные. Одним из формальных является отношение клиента к терапии — был ли опыт терапии, какой опыт. Сюда относится и образование терапевта. Для некоторых клиентов важно, чтобы терапевт имел несколько специализаций, какой-то определенный метод. Важен его опыт и то, как он придерживается профессиональной этики. Соблюдение границ и уважение к правилам способствует созданию доверия. Вообще нормально спрашивать об образовании. Психотерапевт с радостью расскажет вам о своем бэкграунде.

Если говорить о неформальных критериях, иногда они являются куда более важными. Это безоценочное отношение психотерапевта и безусловное принятие. Как это выражается? Терапевт может принять любые стороны клиента и относиться к нему безусловно положительно. А главное, он транслирует человеку «Всё хорошо, с тобой всё нормально». Это помогает раскрыться, найти ресурс для внутренних трансформаций и выстроить доверие. Раскрыться также помогает эмпатия. Ирвин Ялом выразил это фразой «Возможность посмотреть на мир из окна клиента». Это означает стать на его место и прочувствовать то, что чувствует он. Когда клиент чувствует, что его принимают, понимают, он готов пригласить терапевта в свой внутренний мир и раскрыться ему. Терапевт развивает эмпатию открытостью и чувствительностью, чему способствует, конечно, и личная терапия.

Еще очень важно, чтобы человек видел, что психотерапевт его искренне слушает, интересуется, ценит. Вот представьте, что вас не будут критиковать, осуждать, ругать. Это не просто вызывает доверие, но и помогает принять те части себя, которые раньше мы оценивали как негативные.

Немаловажно и доверие со стороны терапевта. Это вера в то, что у клиента всё получится, он найдет путь — или с ним, или самостоятельно.

Что касается времени, бывает по-разному. Кому-то хватает и двух сеансов, чтобы раскрыть какие-то свои стороны и начать делиться. А кому-то нужен год, чтобы почувствовать, что терапевт точно поддерживает и понимает.


Вам может быть интересно: Отношения клиента и терапевта. Рубрика «Психологи не дают советов»



Бывает ли, что клиент в принципе не готов кому-то открываться и имеет проблемы с доверием в результате травмы или детского опыта? Что тогда делать?

Это не редкость, а иногда бывает отдельным запросом. Вообще у ребенка в детстве формируется либо базовое доверие, либо базовое недоверие. Например, когда человек пережил физическое или эмоциональное насилие. У него может быть повышенная тревожность, недоверие к миру и к людям. Если родители клиента не могли нести ответственность за ребенка, у него может сформироваться базовое мнение, что он должен заботиться о себе сам. Если человек имеет опыт отвержения, в котором испытал много стыда за себя, позже он будет проверять среду на безопасность.

Здесь очень важно дать время и клиенту, и себе. Необходимо передать клиенту мысль, что вы рядом и вы его не бросите. Это требует много ресурса и от терапевта. Укрепление альянса требует сил и времени от обеих сторон.

В сети можно встретить истории клиентов, которые переживают, что врут своему терапевту (например, чтобы не разочаровать или из чувства стыда). На удивление, это не такое уж редкое явление. Что можно сказать таким клиентам?

Не доверять чужому человеку — это нормально. И на самом деле удивительно, какой большой кредит доверия вверяет человек терапевту, когда делится своей историей, сокровенными мыслями. И это очень ценно. И терапевт понимает, что на это нужно время.

К примеру, можно сказать «Похоже, ты мне не доверяешь. И это нормально. Мне придется что-то сделать, чтобы ты мог мне доверять. Как ты думаешь, как я могу тебе помочь почувствовать себя безопасно?». Важны не так слова, как посыл. Необходимо внимательно слушать страхи и опасения клиента. Если терапевт думает, что клиент обязан сразу же ему доверять, а такие заблуждения случаются, это уже будет насилие, а не терапия. Важно получить от клиента согласие на работу с его внутренним миром.


Рекомендуем прочесть: «Важен не формат, а профессионализм терапевта»: Елена Сергеева об онлайн-терапии


Много пишут о том, как важно «найти своего терапевта» — не только в плане специализации, но и в плане личностных качеств и какого-то особого совпадения. Это правда важно? Как все-таки найти того самого своего?

Личность терапевта очень важна, так как во многом терапевт работает своей личностью. Также у клиента могут быть личные пожелания к терапевту. Например, как специалист относится к тому, что важно для человека.

Для меня «свой» терапевт — это когда хорошо с человеком, он мне нравится. И как же его найти? Например, слушать лекции, читать посты в соцсетях, можно следить за блогом терапевта. Иногда удается найти по рекомендации, но тут нужно быть осторожным. Ведь психолог, который подошел знакомому, но не подошел вам, — это нормально.

Можно сколько угодно выбирать, опираясь на опыт, образование. Но важнее всего ваш внутренний отклик, ощущение, что это именно ваш психотерапевт.

Насколько вероятно, что человек, который впервые доверился терапевту, станет доверять и другим людям в своей жизни?

По сути, терапия — это микромодель жизни. И опыт терапии человек может перенести в жизнь. Это не значит, что человек всем будет так же открываться, этого и не надо. Но этот опыт поможет почувствовать себя безопасно и с другими людьми. Клиент может начать больше говорить о своих чувствах.

После опыта доверия в терапии у человек появляется больше опоры и уверенности в себе. Тогда клиент начинает больше расслабляться, доверять миру и людям, узнавать и впускать в жизнь новое.

Другие публикации
Выберите терапевта