Визитка. Психолог Оксана Поруцкая

Оксана Поруцкая — клинический психолог, гештальт-терапевтка.
17 мая 2021 г.

Меня зовут Оксана Поруцкая. Я занимаюсь психотерапией и онлайн-психотерапией, практику веду с 2019 года.

Как ты попала в профессию?

Очень постепенно я попала в профессию. Сначала я читала ЖЖ психотерапевтов и смотрела на это будто бы издалека, потом через некоторое время я пришла в психотерапию как клиент, из своего личностного кризиса. Психотерапия мне помогала, и в какой-то момент я стала смотреть на свою терапевтку с мыслями «Боже, какая же прекрасная профессия, как жаль, что недоступная мне». В начале терапии или до терапии у меня была такая мысль, что многое из хорошего мне недоступно. Потом через некоторое время я решила попробовать себя... Даже не так. Сначала — попробовать пойти поучиться, вот такая была у меня формулировка, успокаивающая. Через некоторое время я поняла, что я уже не пробую, я вполне себе учусь, я получила образование гештальт-терапевта, я получила диплом клинического психолога, прошла клиническую практику и сейчас практикую.

В каком направлении ты работаешь? Расскажи простыми словами

Я работают в гештальт-направлении. Это направление, которое отличается холистическим подходом, то есть «всецелым», вниманием ко всему человеку. Это и внимание к эмоциональной сфере, и к умственной сфере, и к телесной сфере одновременно. И что мне очень нравится, — что клиент и психотерапевт взаимодействуют скорее на равных, нет экспертной позиции у психотерапевта, мне кажется, в этом много уважения к клиенту. За это уважения я тоже очень люблю гештальт.

С какими темами ты хорошо работаешь?

Я хорошо работаю с кризисами, это моя любимая тема. Состояние тупика, состояние, когда вроде бы внешне всё хорошо, а внутренне — непонятно. Или наоборот: внешне всё меняется, а человек не успевает приспосабливаться. Или он бы хотел по-старому, но по-старому невозможно, надо как-то по-новому, а как по-новому — непонятно. И вот в этом кризисе, когда человек сталкивается со своим бессилием, со своими адаптационными возможностями, со своими ожиданиями от себя и от мира, — с этими вопросами ко мне в терапии приходят, с ними я работаю хорошо.

Как клинический психолог, я работаю с людьми, у которых есть депрессия, у которых есть тревожное расстройство, в этом тоже моя зона интереса. Также тема, которую я причисляю к своим, — это работа с последствиями психологической травмы. Больше всего у меня практики в работе с травмой насилия и ее последствиями. И с травмой отверждения, которая формируется в основном из детства, когда ребенка в его эмоциональных потребностях не поддерживает его окружение. Когда его интерес, его любопытство, его открытость миру постоянно наталкивается на холодность родителей, на пренебрежение, — и если это длится достаточно долгое время, мы можем иметь дело с последствием травмы отвержения.

Еще тема, с которой я работаю, — это тема стыда. Это блокирующее чувство, которое изолирует нас. Близкая мне тема: я с ней начинала в своей терапии и долго работала. И сейчас приходят люди, которые привыкли предъявляться миру более успешной стороной и тем, что они могут. Им сложно рассказывать о том, чего они не могут, мы с ними говорим об этом.

Что для тебя психотерапия?

Психотерапия... Наверно, у меня больше одного ответа на этот вопрос. Но сейчас основное — это такой способ трансформации, способ, который мы выбираем добровольно. Трансформации своего восприятия мира, своих отношений с миром и, наверно, своей судьбы.

Под какой саундтрек ты бы закончила фильм о себе?

ZAZ – Je veux

Выберите терапевта