Визитка. Психолог Наталья Трушина

Наталья Трушина — практикующий психолог, гештальт-терапевт.
16 сентября 2017 г.
2169

Меня зовут Наталья Трушина, я занимаюсь психотерапией и онлайн-терапией. Диплом психолога я получила в 2006 году и частную практику веду с 2006 года.

Как ты попала в профессию?

По-моему, это был 9 класс, подростковый возраст... Мне очень сложно жилось, я не очень понимала людей,что вообще с ними делать, в семье проблемы разные, — подросток, в общем. И я поняла внезапно, что я хочу помогать людям. Позже я уже поняла, что это такой механизм: когда мне нужна помощь, я начинаю помогать другим, — это известная психологическая защита. Но тогда я за нее ухватилась плотно, я решила, что я буду психологом. Врачом я не решилась быть, а вот психологом — мне показалось тогда, что это легче, хотя потом я поняла, что не факт. Я прямо тогда, с девятого класса, начала читать Фрейда, серьезно взялась за книги, поступила в университет. И уже на втором или третьем курсе я пошла учиться гештальт-терапии, потому что в университете всё было очень теоретически, я понимала, что я хочу работать реально с людьми, но я совершенно не знала, как это делается, с чего начинать, как с ними встречаться и о чем с ними говорить, как это вообще все происходит. Тогда я пошла учиться именно на практического психолога-психотерапевта.

В каком направлении ты работаешь?

Я работаю в гештальт-подходе. Если объяснять очень просто, мне нравится такая аналогия. Говорят, в капле воды можно увидеть целый океан, вот в одной встрече, даже короткой, проявляются все способы, которыми человек пользуются в жизни, все его способы взаимодействовать, устанавливать отношения с другими людьми, — и поэтому на встрече мы можем увидеть, как клиент строит свою жизнь. И соответственно, откуда возникают сложности в этой жизни. Например, приходит клиент, рассказывает мне про какую-то сложность — и при этом буквально каждые 2-3 минуты он какими-то фразами себя ругает и критикует. Он рассказывает вроде бы про реальные сложности в своей жизни, связанные с обстоятельствами, но при этом еще говорит: «Какой я плохой, как я вот тут плохо сделал, тут плохо сделал». Я понимаю, что помимо этих реальных сложных обстоятельств, у него еще есть чрезмерно сильный внутренний критик, который ему мешает и получать поддержку извне, и самому себя как-то поддерживать, и он этого не замечает. То есть многие люди живут с этими внутренними критиками — и даже не замечают.

В работе с какими темами ты хороша? Не более трех.

Мне сложно выбрать три. Депрессивное расстройство, тревожные расстройства, про семейные отношения, про супружеские отношения. Я работаю с расстройствами пищевого поведения и с вопросами, которые связаны с лишним весом, с недовольством своей фигурой, недовольством образом тела, нарушенными отношениями с едой. Это может быть эмоциональное переедание и приступообразное переедание, или если человек боится нездоровой еды, он может быть очень ограничен в выборе продуктов питания вообще. Это тоже расстройство пищевого поведения, с которым можно работать.

Что для тебя психотерапия?

Для меня психотерапия — это такое неповторимое пространство, куда можно прийти с теми вопросами, которые ты не можешь обсудить с кем-то другим; с какой-то своей бедой, с какой-то своей сложностью. Прийти к человеку, который тебя понимает и который будет на твоей стороне.

Под какой саундтрек ты бы закончила фильм о себе?

Ben E. King «Stand by me».

Выберите терапевта