О расстройствах пищевого поведения. Кейс #13

Психотерапевт Наталья Трушина рассказывает о расстройствах пищевого поведения.​
16 сентября 2017 г.
1137

Тема расстройств пищевого поведения очень актуальна в связи с тем, что есть очень много общественных ожиданий насчет того, что мы должны есть, сколько мы должны есть, как мы должны выглядеть.

Эти ожидания приводят к тому, что человек не руководствуется здоровыми чувствами голода и насыщения, а начинает руководствоваться внешними правилами — как правильно. И это сбивает собственную интуицию касательно еды: чего мне хочется, чего мой организм требует сейчас. На почве этого возникают проблемы: либо переедание, связанное с эмоциями, когда еда начинает выполнять функцию утешения, развлечения, еда становится источником эмоций; либо же начинается другая проблема: сейчас есть такой диагноз — орторексия. Это чрезмерная увлеченность здоровым образом жизни, которая начинает влиять на качество жизни, ухудшать его существенно, когда человек слишком занят тренировками либо слишком ограничивает себя в еде, потому что становится сложно даже выбрать продукты, которые я могу съесть спокойно. Становится очень страшно, потому что всё вредное, всё наполнено какими-то канцерогенами, красителями, загустителями, вообще невозможно ничего выбрать, чтобы съесть. И постоянно есть связанная с этим тревога, и постоянно есть чувство вины, связанное с едой. То есть съедая картошечку, женщина чувствует себя виноватой: «Боже мой, я съела картошку, а должна была салатный листочек скушать, а я вот нажарила картофана».

Я недавно встретила и поразилась: вот есть фудблогер (люди, которые находят прикольные рецепты, описывают их, готовят, фотографируют). И я нашла прекрасный блог с очень интересными рецептами, очень вкусными, но каждое описание рецепта сопровождалось фразами: «Вот молодая картошка, это, конечно ужасно вредный продукт, но немножечко можно, раз в неделю ее можно скушать». И эта молодая картошка уже приправлена не соусом, — она же приправлена тревогой и чувством вины. По-моему, это очень печально, когда еда, которая должна нас питать, помогать нам жить, становится источником постоянного напряжения. Это может очень незаметно влиять на качество жизни, но это вызывает постоянную тревогу и это очень распространенная сейчас проблема.


Также рекомендуем посмотреть: 5 вопросов о булимии

Эти расстройства часто завязаны на семейной, на детской истории. Особенно на русскоязычном пространстве, поскольку наша история непростая, очень много кризисов и периодов, когда буквально были перебои с питанием. Многие семьи реагировали на это по-разному: например, ценность еды становилось очень большой. Любовь проявлялась так. Есть много шуток про бабушек: вот приехал к бабушке, сразу превратился в колобка, потому что бабушки проявляют свою любовь через кормление, они накрывают огромный стол, и пока всё не съешь, бабушка не будет довольна. Это утрированный пример, но факт в том, что когда поколениями была тревога про еду, что ее не хватает, детей стали кормить очень сильно и сбивали, опять же, детскую нормальную чувствительность к своему голоду: что я хочу, что я не хочу, когда я голоден, а когда я уже не голоден.

А сейчас появились новые установки: сейчас в семьях мамы, которые очень сильно увлекаются диетами и похудением, начинают передавать очень тревожные, невротизированные установки и дочерям, и сыновьям. Дети вырастают со сбитыми ориентирами касательно еды.

Многие клиенты с такой проблематикой с питанием, с проблемами с питанием, с весом, с телом, с отношением к своему телу очень боятся слушать себя, доверять своим телесным ощущениям, слушать свои потребности, потому что привыкают следовать каким-то диетам, схемам расписанного питания. Всё, что касается эмоциональной жизни и эмоций, связанных с едой, можно проработать именно в психотерапии. Правильно выбранный диетолог может помочь составить меню, но многие диетологи как раз усиливают тревогу и напряжение. А чувства, которые связаны с едой, чувство вины, тревога, напряжение, даже связанный с едой страх — это можно разобрать именно в психотерапии.

Выбрать терапевта