Про возбуждение у мужчин

Илья Полуденный
9808


Если женщинам про возбуждение у мужчин все понятно, чего только стоит «все мужики только и думают, что уложить женщину в постель», то самим мужчинам про себя все не так очевидно. Точнее, становится не так очевидно, если начать к себе прислушиваться.

По-хорошему, идея о нашей узкопрофильной потребности, которая на поверхности витает в женском мире, не так далека от истины. Довольно долгое время реакция женщин на мужское сексуальное возбуждение приобретает все более и более обвинительный и стыдящий характер. Выпад что-то вроде «Вам нужен только секс!» оставляет не так много пространства для маневров. Мужская идентичность, закаленная в диком средневековье, и не только, подсказывает, что свою слабость нужно превращать в свое преимущество.

Поэтому мы, мужчины, выбираем это гордо признать. Сплошь и рядом можно услышать из уст мужиков красивую патетику на тему нашего права на секс, данного самой природой, полигамию и так далее. Знаю, проходили. Чуткие женские уши, конечно, слышат это как право мужчин использовать женщин в свое, плотское, удовольствие. Еще к тому же безнаказанно. Еще и не давая ничего взамен. Мол, мужчины, а вы часом не охренели? Отсюда эта избитая тема о том, что современные женщины хотят продать себя подороже. Отчасти месть, отчасти защитный механизм, отчасти понятная адаптация. Или как вариант - вообще отречься от мужчин.

Кроме шуток, понимаю женщин, особенно тех, кто был поранен мужчинами. Остается стыдить, обвинять и требовать. Замкнутый круг, где между женщинами и мужчинами проскакивает все меньше уязвимости и все больше противодействия. Все больше парней, которые имеют право на секс и знают, как его купить. Все больше девушек, которые знают себе цену и, кроме цены, больше ничего о себе не знают. И все бы ничего, можно сказать, притерлись, но нет, увы. Все очень одиноки.

Илья полуденный

Чтобы понять, почему мы, мужчины, остаемся одинокими, следует проследить хронологию нашего сексуального развития. Что лично я знаю о природе своего возбуждения? Если честно, то ничего. Мне никто про него не рассказывал. А знаете, что происходит с развитием, когда оно предоставлено само себе? Оно идет по пути наименьшего сопротивления. Мужчины, по крайне мере в нашей стране, обречены саморазвиваться. Представьте мальчика подростка, который предоставлен сам себе. Он уже обнаружил у себя пенис. Даже знает, для чего он. По слухам, конечно. Родители тоже пытались объяснить, но было ничего неясно из их текста. Догадаться применить руки, а также нужные движения, чтобы начать испытывать удовольствие, - несложно, само просится. И вот он, оргазм! Та-даам! И теперь этот подросток думает, что знает все про себя. Потом первая влюбленность и очевидная корреляция между стояком в штанах и вон той конкретной девчонкой. Первое напряжение, которое сбивается мастурбацией. Это приносит облегчение. И в голове понемногу складывается, казалось бы, понятная схема, что вообще со всем этим возбуждением делать. Cherchez la femme, как говорится.

А вот проследить корреляцию между периодом активной мастурбации у подростков и началом курса зарубежной литературы с изучением Стендаля, Байрона, Лермонтова и, конечно, Пушкина, для взрослых сложно, а для самих подростков и вовсе невозможно. А идея в том, что возникший в силу возрастного развития опыт сексуального возбуждения дружелюбный социум будет развивать и расширять. Объяснять, что сексуальное возбуждение - это не усилие-результат, а самодостаточный процесс, в котором приятно находиться и просто его ощущать. Это уже само по себе удовольствие. Но отголоски советского протокола воспитания вместе с этим его «..секса нет!» по сей день сказываются на культуре нашей страны.

В литературе секса нет, министерство образования об этом побеспокоилось, есть только возвышенные чувства. Родители наши - сами узники этой системы, с них взятки гладки. Но зато секс есть в порно. Подростки учатся всему там. Там все очень просто, передернул - хорошо. Там, конечно, в глаза друг другу не смотрят и стихи не пишут, но зато все ясно-понятно. Но вот дилемма: смотреть порно стыдно и вообще запретность, а о возвышенных чувствах читать не интересно. Золотой середины нет, приходится выбирать. Неподготовленный мужской ум всегда выберет оргазм (это, кстати, к вопросу об изменах).

А ведь по-хорошему, учительнице зарубежной литературы связать бы два мира плоти и чувств, рассказав ребятам и нашему герою подростку, что пресловутый и, безусловно, гениальный Байрон вообще-то тоже ходил со стояком. И был у него секс. И вообще многое с этим стояком написал. А самое главное, был счастлив от этого самого стояка, потому что этим и вдохновлялся. Но нет, такое сложно себе представить. По цензуре все должно быть чисто. Про сексуальное возбуждение пусть родители рассказывают. Дальше нашего подростка ждет неловкая попытка первого секса, где все в целом получилось. Правда, скорее, от напряжения, чем от удивительного процесса. Но главное, что получилось. Слово «получилось» станет спутником этого парня надолго. И вот он, состоявшийся мужик, знает, что и как надо делать.

Лес, статья про возбуждение

Дальше, казалось бы, должно быть проще. Уже стал взрослее, на крайняк можно со своими (мужиками) поделиться опытом в бане или в баре, узнать чего нового. Но и тут засада. Во-первых, все такие же. Во-вторых, если вы не знали, дорогие женщины, то мы мужчины не разговариваем о сексе так, как вы. Не делимся подробностями, не описываем процесс. Мужской разговор о сексе сводится к простым: было/не было, понравилось/не понравилось, а также к сухой оценке ваших прелестных форм. «У нее клевая грудь, упругая задница, плоский живот». Мужчины могут говорить о сексе только с оттенком хвастовства, потому что мужскую конкуренцию никто не отменял.

А если хвастаться нечем, скажем, что-то не получилось, то мужчина предпочтет промолчать, чем поделиться. Вы никогда не услышите в мужском разговоре подробности сексуального опыта, что-то вроде «она любит, когда я покусываю ее соски, она тогда стонет, а меня это очень возбуждает». Уверен, даже сей час половину скрутило от неловкости. Да, мужчины так не говорят. Потому что поведать такое - означает впустить другого мужчину в свою постель. А мы не привыкли делиться в силу своей властности. Гляди, кто-то впечатлительный, захочет увести ненаглядную.

Любая попытка что-то для себя прояснить по части секса имеет обесценивающий характер и сводится к гы-гы. Если мужчина рассказывает историю вроде «прикиньте, была у меня девушка, и как-то во время секса она взяла и пальцем мне полезла...», то это всегда гы-гы история, высмеивающая нелепую ситуацию. Чтобы никто не догадался, что это на самом деле вопрос «Мужики, а это вообще нормально? А то мне понравилось». И уже, исходя из смешков и ответов, мужчина вычленяет для себя информацию. Никто не хочет быть уязвимым. Поэтому и тут себя особо не обогатить. И как назло, количество вопросов только растет.

Илья полуденный про возбуждение у мужчин

Остается только разведка боем. А это очень тревожный и стыдный процесс. Повезло, если хватает ресурса рисковать и на пути встречаются восхитительные женщины, благодаря которым можно про себя что-то узнать. Что возбуждение - это не только процесс, который проходит на скорости 130 ударов сердца в минуту. Что контакт глаз в несколько секунд может быть длинною в вечность. Это когда те самые пылинки застывают в воздухе. Что изнутри может всплывать удивительный вопрос «а будет ли жизнь после секса?».

Потому что бывает так, что приводишь девушку домой после свидания, и где-то в глубине души понимаешь, что вообще секса не хочется. Хочется раздеться догола, валяться, целоваться и болтать. Но поверить себе сложно. Ну как так, привел же домой, я же мужик. Придется трахаться. Можете себе представить? Прочтите медленно... придется трахаться. А придется, потому что нет навыка слушать себя, свои потребности. Потому что в голове есть порно, где не разговаривают, и Пушкин, где есть чувства, но все одеты. Никто не говорил, что так бывает, а посему, статус - совпадений не найдено. Что выбирает неподготовленный мужской ум, вы помните. Это когда не «трахаться» выбирает нас, а мы выбираем «трахаться». Это колоссальная разница. В итоге: секс никакой. Мужское достоинство посылает снизу в мозг смску: «все ясно, телячьи нежности, я тут не нужен. Если что, зови. Подпись - твой пенис». Но мозг этот сигнал не воспринимает. В мозгу паника и только одна мысль: «твою мать, у меня проблемы с потенцией». И хорошо, если в постели невероятная женщина, которая, понимая, что происходит, скажет «эй, все хорошо, это нежность, из нежности сложно пенетрировать» (с). Плакать хочется от благодарности. Потому что ты только что про себя что-то понял.

Тритфилд в лесу

Вот вам серьезный мужской мир. Как бы не обделаться. А обделаться здесь можно на каждом шагу. А вы говорите, что нам нужен только секс. Какой нафиг секс? Нам бы тут вообще разобраться, что к чему. Секс это так, самый понятный вариант. Мое половое созревание проходило во времена dial up интернета. Это который с жужжащим модемом и занятой телефонной линией. Нужно было выбирать: либо интернет, либо болтовня по телефону.


Рекомендуем также почитать – Вкус к сексуальности.


Похоже, условия радикального выбора воспитывают жестко, но основательно. Скорость интернета была такая, что картинки загружались горизонтальными полосками сверху вниз. Поэтому к тому времени, когда порнокартинка подгружалась до уровня бедер модели, все уже было кончено. Похоже, отсюда берет начало моя страсть к женским ногам, вопреки устоявшейся моде увлекаться грудью или попой.

Если бы, как психотерапевт, я мог отправить себе в прошлое интервенцию, я бы предложил тому парню не прикасаться к себе, хотя бы пока не выглянет талия. Не спешить получить удовлетворение, а быть в этом возбуждении, наплевать на все правила и просто слушать себя. Мне сейчас этого опыта очень не хватает.


Если женщинам про возбуждение у мужчин все понятно, чего только стоит «все мужики только и думают, что уложить женщину в постель», то самим мужчинам про себя все не так очевидно. Точнее, становится не так очевидно, если начать к себе прислушиваться.

По-хорошему, идея о нашей узкопрофильной потребности, которая на поверхности витает в женском мире, не так далека от истины. Довольно долгое время реакция женщин на мужское сексуальное возбуждение приобретает все более и более обвинительный и стыдящий характер. Выпад что-то вроде «Вам нужен только секс!» оставляет не так много пространства для маневров. Мужская идентичность, закаленная в диком средневековье, и не только, подсказывает, что свою слабость нужно превращать в свое преимущество.

Поэтому мы, мужчины, выбираем это гордо признать. Сплошь и рядом можно услышать из уст мужиков красивую патетику на тему нашего права на секс, данного самой природой, полигамию и так далее. Знаю, проходили. Чуткие женские уши, конечно, слышат это как право мужчин использовать женщин в свое, плотское, удовольствие. Еще к тому же безнаказанно. Еще и не давая ничего взамен. Мол, мужчины, а вы часом не охренели? Отсюда эта избитая тема о том, что современные женщины хотят продать себя подороже. Отчасти месть, отчасти защитный механизм, отчасти понятная адаптация. Или как вариант - вообще отречься от мужчин.

Кроме шуток, понимаю женщин, особенно тех, кто был поранен мужчинами. Остается стыдить, обвинять и требовать. Замкнутый круг, где между женщинами и мужчинами проскакивает все меньше уязвимости и все больше противодействия. Все больше парней, которые имеют право на секс и знают, как его купить. Все больше девушек, которые знают себе цену и, кроме цены, больше ничего о себе не знают. И все бы ничего, можно сказать, притерлись, но нет, увы. Все очень одиноки.

Илья полуденный

Чтобы понять, почему мы, мужчины, остаемся одинокими, следует проследить хронологию нашего сексуального развития. Что лично я знаю о природе своего возбуждения? Если честно, то ничего. Мне никто про него не рассказывал. А знаете, что происходит с развитием, когда оно предоставлено само себе? Оно идет по пути наименьшего сопротивления. Мужчины, по крайне мере в нашей стране, обречены саморазвиваться. Представьте мальчика подростка, который предоставлен сам себе. Он уже обнаружил у себя пенис. Даже знает, для чего он. По слухам, конечно. Родители тоже пытались объяснить, но было ничего неясно из их текста. Догадаться применить руки, а также нужные движения, чтобы начать испытывать удовольствие, - несложно, само просится. И вот он, оргазм! Та-даам! И теперь этот подросток думает, что знает все про себя. Потом первая влюбленность и очевидная корреляция между стояком в штанах и вон той конкретной девчонкой. Первое напряжение, которое сбивается мастурбацией. Это приносит облегчение. И в голове понемногу складывается, казалось бы, понятная схема, что вообще со всем этим возбуждением делать. Cherchez la femme, как говорится.

А вот проследить корреляцию между периодом активной мастурбации у подростков и началом курса зарубежной литературы с изучением Стендаля, Байрона, Лермонтова и, конечно, Пушкина, для взрослых сложно, а для самих подростков и вовсе невозможно. А идея в том, что возникший в силу возрастного развития опыт сексуального возбуждения дружелюбный социум будет развивать и расширять. Объяснять, что сексуальное возбуждение - это не усилие-результат, а самодостаточный процесс, в котором приятно находиться и просто его ощущать. Это уже само по себе удовольствие. Но отголоски советского протокола воспитания вместе с этим его «..секса нет!» по сей день сказываются на культуре нашей страны.

В литературе секса нет, министерство образования об этом побеспокоилось, есть только возвышенные чувства. Родители наши - сами узники этой системы, с них взятки гладки. Но зато секс есть в порно. Подростки учатся всему там. Там все очень просто, передернул - хорошо. Там, конечно, в глаза друг другу не смотрят и стихи не пишут, но зато все ясно-понятно. Но вот дилемма: смотреть порно стыдно и вообще запретность, а о возвышенных чувствах читать не интересно. Золотой середины нет, приходится выбирать. Неподготовленный мужской ум всегда выберет оргазм (это, кстати, к вопросу об изменах).

А ведь по-хорошему, учительнице зарубежной литературы связать бы два мира плоти и чувств, рассказав ребятам и нашему герою подростку, что пресловутый и, безусловно, гениальный Байрон вообще-то тоже ходил со стояком. И был у него секс. И вообще многое с этим стояком написал. А самое главное, был счастлив от этого самого стояка, потому что этим и вдохновлялся. Но нет, такое сложно себе представить. По цензуре все должно быть чисто. Про сексуальное возбуждение пусть родители рассказывают. Дальше нашего подростка ждет неловкая попытка первого секса, где все в целом получилось. Правда, скорее, от напряжения, чем от удивительного процесса. Но главное, что получилось. Слово «получилось» станет спутником этого парня надолго. И вот он, состоявшийся мужик, знает, что и как надо делать.

Лес, статья про возбуждение

Дальше, казалось бы, должно быть проще. Уже стал взрослее, на крайняк можно со своими (мужиками) поделиться опытом в бане или в баре, узнать чего нового. Но и тут засада. Во-первых, все такие же. Во-вторых, если вы не знали, дорогие женщины, то мы мужчины не разговариваем о сексе так, как вы. Не делимся подробностями, не описываем процесс. Мужской разговор о сексе сводится к простым: было/не было, понравилось/не понравилось, а также к сухой оценке ваших прелестных форм. «У нее клевая грудь, упругая задница, плоский живот». Мужчины могут говорить о сексе только с оттенком хвастовства, потому что мужскую конкуренцию никто не отменял.

А если хвастаться нечем, скажем, что-то не получилось, то мужчина предпочтет промолчать, чем поделиться. Вы никогда не услышите в мужском разговоре подробности сексуального опыта, что-то вроде «она любит, когда я покусываю ее соски, она тогда стонет, а меня это очень возбуждает». Уверен, даже сей час половину скрутило от неловкости. Да, мужчины так не говорят. Потому что поведать такое - означает впустить другого мужчину в свою постель. А мы не привыкли делиться в силу своей властности. Гляди, кто-то впечатлительный, захочет увести ненаглядную.

Любая попытка что-то для себя прояснить по части секса имеет обесценивающий характер и сводится к гы-гы. Если мужчина рассказывает историю вроде «прикиньте, была у меня девушка, и как-то во время секса она взяла и пальцем мне полезла...», то это всегда гы-гы история, высмеивающая нелепую ситуацию. Чтобы никто не догадался, что это на самом деле вопрос «Мужики, а это вообще нормально? А то мне понравилось». И уже, исходя из смешков и ответов, мужчина вычленяет для себя информацию. Никто не хочет быть уязвимым. Поэтому и тут себя особо не обогатить. И как назло, количество вопросов только растет.

Илья полуденный про возбуждение у мужчин

Остается только разведка боем. А это очень тревожный и стыдный процесс. Повезло, если хватает ресурса рисковать и на пути встречаются восхитительные женщины, благодаря которым можно про себя что-то узнать. Что возбуждение - это не только процесс, который проходит на скорости 130 ударов сердца в минуту. Что контакт глаз в несколько секунд может быть длинною в вечность. Это когда те самые пылинки застывают в воздухе. Что изнутри может всплывать удивительный вопрос «а будет ли жизнь после секса?».

Потому что бывает так, что приводишь девушку домой после свидания, и где-то в глубине души понимаешь, что вообще секса не хочется. Хочется раздеться догола, валяться, целоваться и болтать. Но поверить себе сложно. Ну как так, привел же домой, я же мужик. Придется трахаться. Можете себе представить? Прочтите медленно... придется трахаться. А придется, потому что нет навыка слушать себя, свои потребности. Потому что в голове есть порно, где не разговаривают, и Пушкин, где есть чувства, но все одеты. Никто не говорил, что так бывает, а посему, статус - совпадений не найдено. Что выбирает неподготовленный мужской ум, вы помните. Это когда не «трахаться» выбирает нас, а мы выбираем «трахаться». Это колоссальная разница. В итоге: секс никакой. Мужское достоинство посылает снизу в мозг смску: «все ясно, телячьи нежности, я тут не нужен. Если что, зови. Подпись - твой пенис». Но мозг этот сигнал не воспринимает. В мозгу паника и только одна мысль: «твою мать, у меня проблемы с потенцией». И хорошо, если в постели невероятная женщина, которая, понимая, что происходит, скажет «эй, все хорошо, это нежность, из нежности сложно пенетрировать» (с). Плакать хочется от благодарности. Потому что ты только что про себя что-то понял.

Тритфилд в лесу

Вот вам серьезный мужской мир. Как бы не обделаться. А обделаться здесь можно на каждом шагу. А вы говорите, что нам нужен только секс. Какой нафиг секс? Нам бы тут вообще разобраться, что к чему. Секс это так, самый понятный вариант. Мое половое созревание проходило во времена dial up интернета. Это который с жужжащим модемом и занятой телефонной линией. Нужно было выбирать: либо интернет, либо болтовня по телефону.


Рекомендуем также почитать – Вкус к сексуальности.


Похоже, условия радикального выбора воспитывают жестко, но основательно. Скорость интернета была такая, что картинки загружались горизонтальными полосками сверху вниз. Поэтому к тому времени, когда порнокартинка подгружалась до уровня бедер модели, все уже было кончено. Похоже, отсюда берет начало моя страсть к женским ногам, вопреки устоявшейся моде увлекаться грудью или попой.

Если бы, как психотерапевт, я мог отправить себе в прошлое интервенцию, я бы предложил тому парню не прикасаться к себе, хотя бы пока не выглянет талия. Не спешить получить удовлетворение, а быть в этом возбуждении, наплевать на все правила и просто слушать себя. Мне сейчас этого опыта очень не хватает.

Другие публикации
Выбрать терапевта