Как сохранить семью. Рубрика: Психологи не дают советов

796

Кризисы брака — миф или обоснованный психологической наукой факт? Стоит ли сохранять семью ради ребенка? Как определить, что пора уходить от мужа? С чем работает семейная терапия и всегда ли удается восстановить отношения? Мы задали психотерапевтам Тритфилд самые острые вопросы о проблемах в отношениях — и собрали их в исчерпывающий материал.

Есть популярная идея, что пары переживают кризисы, связанные с продолжительностью отношений. Пишут о кризисе 1 года, 3 лет, 7 лет. Это миф или такие кризисы правда существуют? Какие еще бывают типы кризисов в браке? Можно ли считать кризисом этап рождения ребенка, переезд, смену карьеры?

Отвечает психолог Алёна Полуденная

Алена Полуденнная психолог

Кризисы брака — это не миф. Кризисы в отношениях двоих действительно рано или поздно наступают. Это естественно. Давайте вспомним, что кризисы случаются в жизни каждого из нас, начиная с самого рождения. Мы их называем возрастными. Например, будучи ребенком, мы переживаем их на пути взросления, начиная с рождения — в год, 3, 6-7 лет, 13-15 и 17-18. Каждый такой кризис сообщает родителям, что ребенок достиг определенного этапа развития и важно не блокировать это развитие, а поддерживать. А затем мы вступаем во взрослую жизнь, но и в ней возрастные кризисы не обходят нас стороной. Как правило, они сигнализируют нам о необходимости провести «профилактическую работу» над собой, договориться с собой перед заходом на новый жизненный вираж. Если быть внимательным к этим маячкам, то качество нашей жизни в такие, казалось бы, сложные моменты может существенно измениться в сторону более гармоничной и счастливой. Ведь понятие кризис (κρίσις) с древнегреческого переводится как «решение, поворотный пункт, переворот или перелом». И происходит от глагола κρίνω, означающего «определять, выбирать».

Так вот, если вернуться к отношениям двоих, речь идет о еще более сложной субстанции. С одной стороны, пара — это автономный единый организм, который рождается, развивается, видоизменяется, как каждая отдельная личность и, соответственно, так же переживает все кризисные периоды. С другой стороны, эта субстанция внутри своей мембраны имеет два абсолютно разных, порой кардинально разных существа, которые в определенный момент приняли решение быть вместе. Поэтому проживания кризисов всегда более мучительны и сложны. Ведь в данном случае договариваться приходится не только с самим собой, но и с другим. И что примечательно, наступления этих кризисных периодов фактически совпадают с кризисами индивидуальными. Все те же год, 3, 6-7, 13, потом 20-25. Вначале, как у взрослеющего ребёнка, начиная с его рождения, затем «взрослые» кризисы. И даже понятие «сепарация» так же переживается парой, как подростком переживается потребность в автономии, отдельности в его 13-14 лет.

И так же, как и в индивидуальном процессе, в парном каждый такой кризис может способствовать развитию и глубине в отношениях, а именно истинной близости, где партнеры принимают разность друг друга, сохраняя при этом взаимный интерес, теплый контакт и даже страсть, несмотря на многолетнюю совместную жизнь. Один из кризисов может стать началом конца и привести к расставанию. И тут бы добавить, что «третьего не дано», но есть и третий вариант. Пара может «проскакивать» один за другим кризисы, оставаясь на том же уровне развития. Видимость отношений при этом будет успешно сохраняться, но теплота и искренность, как правило, останутся за бортом семейного каноэ.


Также советуем почитать: Семья или свобода?


Но не будем о грустном. Как считают психологи Э.Бэйдер и П.Пирсон, если взяться за руки и смело проходить все неизбежные кризисы как стадии развития своего уникального дуэта, можно достигнуть «нирваны» в отношениях: «Если вы способны отказаться от убеждения, что причина ваших несчастий — в вашем партнере, если вы можете понять, что напряженность — еще не есть признак надвигающегося краха отношений, если вы можете посмотреть на ваши отношения как на движение по стезе развития, вас ждут более положительные перспективы: у вас есть все шансы достигнуть большей близости и в то же время оставаться верными себе, собственным ценностям, чувствам и мыслям».

Что же это за стадии (а по нашему — кризисы), о которых пишут Бэйдер и Пирсон в своей книге «В поисках мифической пары». Давайте коротко рассмотрим их по пунктам.

Стадия 1. Симбиоз (паре 1 год).

Время слияния — партнеры растворены друг в друге и не чувствуют различий. То время, когда «любовь слепа». Все индивидуальное отодвинуто во имя «мы». Однако это формирующееся «мы» неизбежно основывается на фантазии. Постепенно «шоры» спадают, и партнеры начинают замечать недостатки друг друга. Кризис начинается, когда хотя бы один партнер начинает «отделяться», проявлять свои «хотелки». Но в любом случае, это время, когда закладывается основа отношений и знание про возможности друг друга проявлять заботу и безусловную любовь. Это ресурс для будущего.

Стадия 2. Дифференциация: совладание со страхом перед различиями (паре 3 года).

Начинают проявляться индивидуальности. Партнеры тестируют границы друг друга, проверяют на прочность. Выявляется много различий в ценностях, желаниях и поведении, что может вызывать значительное беспокойство, даже разочарования. Это время переговоров и установления границ. Но часто пары пугаются этой стадии, стараются избежать конфликтов и норовят вернуться в состояние слияния. Или наоборот — спорят, пытаясь «прогнуть» партнера под себя. Кризис наступает, когда каждый не готов принять позицию другого, его инаковость. Но это и есть место для роста.

Стадия 3. Исследование: от «мы» обратно к «я» (паре 6-7 лет).

Партнеры оказывают сопротивление, возвращаются к своей идентичности. «Мы» теряется — индивидуальность побеждает. Партнеры на этой стадии часто находятся в «качелях». Когда один приближается, другой отстраняется. И наоборот. Кажется, что чувства уходят, что эмоциональная связь теряется и «любовь прошла...». Кризис состоит в том, что «качели» могут затянуться — и партнеры разбегутся. Цель этой стадии состоит в том, чтобы сохранить и свое «я», и отношения. Если это удастся, то достигнутое станет фундаментом для следующего воссоединения.

Стадия 4. Повторное соединение (паре 13-14 лет).

На этой стадии партнеры устоялись в предъявлении своей идентичность и научились отстаивать собственную точку зрения без проявлений враждебности. Благодаря чему партнеры становятся более близки друг другу. Страсть то возвращается и усиливается, то отступает, давая дорогу автономии и тишине в личном пространстве. Больше доверия, поддержки, всё меньше напряжения и давления. «Нет» от партнера уже воспринимается не как отвержение, а скорее как выражение того, кто он есть. Сближаются уже зрелые люди. Кризис уже не так агрессивен, но есть небольшая опасность того, что он может усилиться, если партнеры не захотят менять свою жизнь ради «мы».

Стадия 5. Взаимодействие двух индивидуальностей (паре 20-25).

Близость углубляется по мере того, как растет способность партнеров справляться с собственными эмоциональными реакциями в тех случаях, когда различия вызывают напряжение. Балансировать между «мы» и своей идентичностью становится легко. Есть каждый в отдельности и есть «мы», так как есть уважение к личному пространству и границам другого. При этом сохраняется много энергии на созидание и творчество во внешнем мире. Отношения наполнены глубокой близостью и поддержкой. И что бы ни происходило (тревоги и стрессы никто не отменял), партнеры знают, что могут положиться друг на друга и «вырулят» в любом случае.

Конечно, эти стадии не проходят так складно и гладко, и описание — это лишь краткий анамнез этих непростых периодов, во время которых пара переживает множество тревог и стрессов. Но, как сказала восхитительная актриса Мерил Стрип про свой брак со скульптором Доном Гаммером, с которым состоит в браке вот уже 42 года: «Лучше купить одну пару хороших туфель, чем три пары плохих».

Рассмотрим ещё одну концепцию, также имеющую право на существование и подкупающую своей структурностью и простотой. Американская психотерапевт Вирджиния Сатир (1916 – 1988 гг.) кризисы пары (или семейные кризисы) разбила на два вида — нормативные и ненормативные. Перечислю кратко пункты обоих видов.

Нормативные — те, которые переживаются фактически каждой парой или семьей:

  • Рождение ребенка — появление ребенка вынуждает каждого в паре пересмотреть свои роли из «парочки» в родителей и обустраивать быт уже с учётом нужд и потребностей ребёнка.
  • Ребенок начинает говорить — уход за ним становится более энергозатратным и требует большей включенности от каждого в паре.
  • Ребенок начинает общаться с людьми вне семьи — адаптация всех к миру, с которым соприкасается ребёнок, а именно к чужой реальности, усвоение и соблюдение норм и правил внешнего мира (садик, школа и т. д.).
  • Ребенок становится подростком — неизбежные конфликты «отцов и детей». При этом часто на подростковый кризис ребенка накладывается кризис среднего возраста родителей.
  • Ребенок вырастает и начинает жить отдельно от родителей, — как правило, на этом этапе возникает так называемый синдром «пустого гнезда», поскольку отделение выросшего дитяти воспринимается родителями как потеря.
  • Дети формируют свою семью — построение взаимоотношений с новыми людьми, принятие их в узкий круг членов своей семьи.
  • Вступление женщины в менопаузу — глобальные физиологические изменения в организме, что часто служит причиной недомоганий и тяжелых переживаний.
  • Снижение сексуальной активности у мужчины — нормативные физиологические изменения в организме мужчины, влияющие на либидо, необходимость принятия своих текущих физиологических возможностей в отношении сексуальной жизни, связанные с этим непростые переживания.
  • Появление внуков — становление родителей в качестве бабушек и дедушек, а также передача главенства в семейной системе молодому поколению.
  • Смерть одного из супругов — как правило, это событие вызывает тяжелейшие переживания, требующие активизации большого количества жизненных ресурсов.

Ненормативные кризисы — возникают не обязательно и не во всех парах. Но если возникают, то или из-за внезапных обстоятельств, или взращиваются накопительно.

  • В первом случае это ситуации, когда «ничто не предвещало». Когда кризисы возникают от внешних факторов и являются неожиданными и часто досадными — внезапная смерть или наступление тяжелой болезни одного из членов семьи, измена одного из партнеров, потеря статуса, работы или финансового состояния (банкротство, грабеж, пожар и др.) А также все форс-мажорные обстоятельства: война, стихийное бедствие, дефолт. Но иногда событие может внешне не являться драматичным, но впоследствии оказаться очень энергозатратным для обоих партнеров в паре. Например, смена работы, повышение в должности, начинание в виде стартапа, вынуждает одного отстраниться от своих привычных обязанностей и дистанцироваться от партнера и семьи в целом. И тогда второму ничего не остается, кроме как принять все обязанности по дому на себя, отказавшись от собственных интересов и развития, что может спровоцировать ненормативный кризис в отношениях.
  • Во втором варианте кризисы возникают как реакция на накопленную усталость от латентного напряжения из-за постоянных, долго длящихся трудностей — бесконечные жилищные или финансовые проблемы, напряженные отношения с родственниками, длительная тяжелая болезнь одного из членов семьи, сложность с зачатием ребёнка, постоянные переезды или частые, длительные командировки одного из партнеров и пр.

На этом пожалуй, остановлюсь. Добавлю лишь, что какой бы путь ни избирала пара в период кризиса — всё имеет право на воплощение. И каждый вариант может стать как хеппи-эндом, так и драмой. Но если чувствуете, что не справляетесь и ходите по кругу, не забывайте, что парная и семейная психотерапия к вашим услугам.


Дом, советы психологов


Что можно сказать о распространенной позиции «сохранить брак ради ребенка»? Действительно ли дети в этом нуждаются, есть ли в этом смысл? Насколько реально женщине сохранить семью ради ребенка «в одностороннем порядке», если это только ее желание?

Отвечает психолог Надежда Табакова

Психолог Надежда Табакаова

«Сохранить брак ради ребенка». Когда мы делаем что-то «ради» кого-то, теоретически, тот, ради кого мы это делаем, должен стать от этого счастливее, это должно как-то улучшить качество его жизни. Если вы сохраняете брак ради ребенка, задайте себе вопрос — улучшается ли качество жизни, если он каждый день слышит оскорбления, видит скандалы или ледяное молчание между родителями?

Почему-то принято считать, что если ребенок живет в полной семье, это влияет на него исключительно хорошо, никто не учитывает того, что происходит ВНУТРИ этой полной семьи. А ведь именно отсюда ребенок берет модели для своей будущей жизни. Например, женщина в семье страдает от унижений, но выбирает не разводиться, так как у нее растут мальчики, она не хочет лишать их отца. Давайте посмотрим на все глазами мальчиков. Вариант номер один: они вырастут в полной уверенности, что это нормально, когда мужчина унижает женщину. И тогда их «мужественность» может часто граничить с грубостью. Вариант номер два: мальчики обожают свою маму и очень страдают от того, как отец унижает ее. Тогда они могут дать себе обещание «никогда не стать как отец». Но поскольку другой модели отца у них нет, им не останется ничего, кроме как просто душить в себе любые агрессивные импульсы и терпеть. А терпение и сдерживание, к сожалению, не назовёшь прочной основой для отношений. Чему мальчики точно не научатся в такой семье — это как строить гармоничные отношения, наполненные уважением. Точно так же можно рассмотреть и мир глазами девочек. И можно представить себе картину глазами детей, когда терпит не мать, а отец. В любом случае, я бы размышляла над тем, какую модель семьи впитывают эти дети.

Многие родители думают, что дети никак не вовлечены в жизнь взрослых. Я много раз слышала такие родительские фразы, обращенные к детям «ну папа же на меня кричал, а не на тебя» или «а что дети, их же никто не трогает, они себе живут на всем готовом». Мне часто приходится работать с людьми, в чьем детстве были громкие яростные ссоры или многодневное молчание родителей. В такие моменты чаще всего дети испытывают сильный страх или боль за одного из родителей. Мало кто из детей решается сказать об этом родителям, что позволяет родителям спокойно жить дальше, «сохраняя семью ради детей».

Я уверена, что зрелое проживание расставания, в случае если это необходимо, намного больше пойдет на пользу ребенку. Под «зрелым проживанием расставания» я подразумеваю то, что взрослые не будут расставаться, приговаривая ребёнку «твой отец/мать козел, все мужчины/женщины...». Ребенок разведенных родителей вполне может построить крепкую семью, если родители разводясь, разговаривали с ним, объясняли всё, что возможно объяснить, по возможности уважительно отзывались о втором родителе, спокойно контактировали между собой.

Можно ли сохранить семью в одностороннем порядке? Я не понимаю, как возможно сохранить пару в одностороннем порядке. Можно ли хлопнуть в ладоши одной рукой? Если у меня был договор с моим партнером о том, что у нас есть отношения, то в момент, когда я или он решает прервать этот договор, ОТНОШЕНИЯ заканчиваются. Я могу отказаться покинуть общую квартиру и отказаться дать развод, тем самым пытаясь сохранить форму. Но наполнения в этой форме уже не будет. Для наполнения нужно желание всех участников, только в этом случае получится Семья.



Как сохранить семью


В каких случаях спасать и сохранять отношения нет смысла? Как определить, что пора уходить из отношений и сохранить брак уже нельзя или не имеет смысла?

Отвечает психолог Татьяна Квитка
Психолог Татьяна Квитка

Не так важно, сколько лет вашим отношениям, есть ли у вас общие дети, имущество, бизнес, печать в паспорте, рано или поздно может наступить период, когда все покажется бессмысленным, мертвым, опустошающим и отягощающим.

На смену родительским заветам (вместе «до гробовой доски», даже если уже лет 10 не разговариваем и по разным комнатам) и альтернативным отношениям в стиле хиппи (дети цветов живут вместе только для радости), пришла пора более зрелого и взвешенного подхода к вопросу «уйти или остаться?»

Как же часто этот вопрос звучит в терапии, причем все чаще с обеих сторон, и, что неимоверно радует, с высоким уровнем ответственности за поиск собственного ответа.

Конечно же, универсальных решений не существует, гадание на кофейной гуще, совет оракула и метафорических карт могут подсказать только путь к поиску своего ответа, но все же часто хочется ясных инструкций, оправданий, маяков, ориентиров — от чего оттолкнуться, чтобы решить.

Как по мне, уходить нужно и важно оттуда, где есть насилие: физическое, психологическое, эмоциональное. Где есть угроза вашему здоровью и здоровью детей, где, кроме обвинений, оскорблений и упреков, нет больше ничего. Здесь без вариантов. Никаких «а может, само пройдет?» Не пройдет. Только усугубится. Как бы ни было больно, страшно, невыгодно финансово — брать в руки себя, детей и уходить. Некуда? Возможно, вы еще не искали: сейчас для таких случаев есть специальные центры. Уходить из отношений, — и сразу на длительную терапию детских травм. Пока не увидите, не проживете всю ту боль, которая такие отношения «притянула», никаких отношений лучше не начинать, ибо пройдетесь по еще одному кругу ада.


Рекомендуем посмотреть: Почему женщины терпят насилие в семье.


Еще один, с моей точки зрения, основательный повод для ухода — серьезная зависимость партнера: алкогольная, наркотическая, игровая, сексуальная. 99,9%, что в данном случае, вы с партнером в созависимости. У самого зависимого вопросов уходить или остаться, как правило, не возникает. Посему важно отделиться, на время и расстояние, отделить себя от него, походить на терапию, почитать литературу о природе зависимого-созависимого поведения. Пожить отдельно, вспомнить (или узнать), КТО ВЫ, чего хотите, для чего вам отношения, а потом уже решить, хотите ли вы продолжать.

Все остальные случаи уникальны, многокомпонентны, тут с классиком не поспоришь: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских». Возможно, сейчас вы попали в очередной семейный кризис, пройдя который, станете только ближе. А может, вы уже «выросли» из этих отношений, и действительно пришла пора дать друг другу свободу, крепко обнявшись, поблагодарив за время и пространство «вместе», пуститься в свободное плавание.

В общем, уйти или остаться, сохранить или разорвать, лучше решать не сгоряча.

В этом случае универсальными могут быть только следующие шаги:

  • Дать себе время и место для чувств и размышлений, воспоминаний, с чего и для чего эти отношения начинались. Хорошо бы проделать инвентаризацию своих потребностей, ожиданий и идей относительно отношений и партнера в компании с терапевтом, никоим образом не заинтересованным в результате вашего конечного выбора.
  • Знать, что вы имеете право на все свои чувства, и если нет возможности донести их партнеру и быть услышанным, есть много разных способов их выразить (письмо, рисунок, танец, песня, крик и все, что придумаете). Ну и снова-таки, к терапевту, — разбираться, что партнер может зеркалить, какой вектор для роста и эволюции личности и души он осознанно или бессознательно вам обозначает.
  • Вспомнить, что сначала была любовь (если была, конечно, и была ли это таки любовь?) А если нет, то стоит ли продолжать?
  • Позадавать себе и партнеру много разных, порой болезненных и неудобных вопросов. Опять же, лучше в присутствии семейного терапевта, услышать и переварить ответы, а потом, положив весь этот багаж на внутренние весы, выбрать. Желательно себя в первую очередь.


Как сохранить семью советы психологв


Как семейный терапевт работает с парой, которая пришла с запросом «хотим сохранить семью»? Как психотерапия помогает наладить отношения? Всегда ли получается сохранить брак, всегда ли это лучший вариант развития событий?

Отвечает психолог Елена Дубинник

Психолог Елена Дубинник

Если описывать процесс буквально, я предлагаю партнерам сесть напротив друг друга так, чтобы они видели лицо и тело партнера. Сама же размещаюсь сбоку от них. Знаете, первые моменты диагностически самые интересные. Часто людям дискомфортно смотреть друг на друга просто вот так. Ведь в жизни они чаще сидят рядом: в автомобиле, кровати, самолете или их разделяет пространство стола, телефон в руках… И взглянув на людей, сидящих просто вот так напротив, можно заметить, насколько разрушен их контакт. Дальше я прошу их договориться между собой, о чем они хотели бы говорить сегодня. Мы, психологи, называем это «оформить запрос». Как показывает мой опыт, для большинства пар, оказавшихся у меня в кабинете, диалог — сложнейшая из задач. Скорее всего, один из партнеров захватывает пространство и вносит тему, а второй быстро соглашается и поворачивается ко мне: вот, вы слышали, о чем мы будем говорить. Я обращаю их внимание на этот феномен, ведь такая расстановка сил настолько привычна, что не осознается. Обычно мы какое-то время посвящаем осмыслению, какой именно процесс взаимодействия у них преобладает. На этом этапе консультации обнажаются негативные стороны их жизни, обиды и неудовлетворенности. Партнеры и я чувствуем их разобщенность и стену из боли.

Но мы помним, что клиенты пришли с желанием сохранить семью, и здесь я вижу своей задачей напомнить им об этом. Обычно я интересуюсь: что им удается делать хорошо вместе. Какое взаимодействие или дело им, как паре, приносит удовлетворение. Это очень приятный момент для меня. Ведь если партнеры смогут найти такие дела, то для них проявляется смысл их совместной жизни. Они объединяются и называют: у нас хороший секс, например, или мы оба любим лыжи, походы в кино или вместе готовим… Это как грунт для роста новых семян любви, которые мы будем искать и проращивать вместе с ними дальше.

Следующие этапы работы очень сложные, ведь здесь мне необходимо помочь клиентам отделить свою боль от намерения другого. Нам трудно увидеть и понять потребность партнера без объяснений. А в быту люди редко осознают, а еще реже общаются посредством объяснения чувств и потребностей. Никто не говорит: я бы хотел, чтобы ты дала мне принятие в моменты моей слабости. Мы все ждем, что нас почувствуют и удовлетворят интуитивно. А кабинет психолога — как раз то место, чтобы осознать и найти способ донести до партнера свое стремление, а также услышать и понять мотив другого.

Когда нам плохо, у нас нет ресурса увидеть Отчаяние за отказом, Страх за отведенными глазами, Стыд за молчанием. Мы раскрасим своими красками все эти феномены. И знаете, чаще всего наделим их мотивом причинить боль. «Она не смотрит на меня, — значит я ей противен», «Он молчит, — значит я ему безразлична» и т.п.

Я «обучаю на практике» и даю домашние задания. Например, чтобы избавиться от деструктивного способа коммуникации, необходимо практиковаться. Вместо «ты никогда ... (подставьте свое)» привыкнуть говорить просьбами: «я бы хотела, чтобы ты … сделал». Консультации с семейным терапевтом помогают избавиться от подобной обвинительной коммуникации в паре, для этого я обучаю клиентов (как в индивидуальном, так и в семейном формате) общаться «я-посланиями». Ведь если вас упрекают и говорят «ты такой, ты сякой», какой будет первая ваша реакция? Конечно, защититься! И я насмотрелась так много причудливо построенных стен из «а ты!..» между родными людьми, что уже тяжело сосчитать.

Психотерапия приучает строить контакт, т.е. видеть другого, не теряя себя. Помните, в начале я говорила, что партнеры сидят напротив друг друга. Это лишь первый малюсенький шаг в направлении близости и уважения.

На терапии пара, конечно, коснется психологических границ как каждого из участников, так и самой пары относительно социума.

Конечно, я не начинаю терапию с обещаний, что клиент обязательно получит определенный результат. Кроме того, запрос «сохранить семью» может означать желание быть в семье, чувствовать безопасность и надежность, и при этом совсем не означает, что именно с этим человеком он готов делиться эмоциональным ресурсом.

Потребности и мотивы осознаются клиентами в процессе. И моя главная задача — помочь им услышать своё сердце, открыто встретить партнера, научиться признавать и уважать различия. Во время такого взаимодействия выбор продолжать быть вместе родился пары, которая пришла разводиться. Их любопытство друг к другу повело их на новый виток свиданий. Такой результат возможен, если кризис, приведший их ко мне, — потребностный.

Если же кризис ценностный, то договориться в разы сложнее. И это так невыносимо давит, что хранить «мертвое тело отношений» станет отравляющим решением для обоих партнеров и особенно их детей.


Также рекомендуем почитать: Кто в семье главный?

Кризисы брака — миф или обоснованный психологической наукой факт? Стоит ли сохранять семью ради ребенка? Как определить, что пора уходить от мужа? С чем работает семейная терапия и всегда ли удается восстановить отношения? Мы задали психотерапевтам Тритфилд самые острые вопросы о проблемах в отношениях — и собрали их в исчерпывающий материал.

Есть популярная идея, что пары переживают кризисы, связанные с продолжительностью отношений. Пишут о кризисе 1 года, 3 лет, 7 лет. Это миф или такие кризисы правда существуют? Какие еще бывают типы кризисов в браке? Можно ли считать кризисом этап рождения ребенка, переезд, смену карьеры?

Отвечает психолог Алёна Полуденная

Алена Полуденнная психолог

Кризисы брака — это не миф. Кризисы в отношениях двоих действительно рано или поздно наступают. Это естественно. Давайте вспомним, что кризисы случаются в жизни каждого из нас, начиная с самого рождения. Мы их называем возрастными. Например, будучи ребенком, мы переживаем их на пути взросления, начиная с рождения — в год, 3, 6-7 лет, 13-15 и 17-18. Каждый такой кризис сообщает родителям, что ребенок достиг определенного этапа развития и важно не блокировать это развитие, а поддерживать. А затем мы вступаем во взрослую жизнь, но и в ней возрастные кризисы не обходят нас стороной. Как правило, они сигнализируют нам о необходимости провести «профилактическую работу» над собой, договориться с собой перед заходом на новый жизненный вираж. Если быть внимательным к этим маячкам, то качество нашей жизни в такие, казалось бы, сложные моменты может существенно измениться в сторону более гармоничной и счастливой. Ведь понятие кризис (κρίσις) с древнегреческого переводится как «решение, поворотный пункт, переворот или перелом». И происходит от глагола κρίνω, означающего «определять, выбирать».

Так вот, если вернуться к отношениям двоих, речь идет о еще более сложной субстанции. С одной стороны, пара — это автономный единый организм, который рождается, развивается, видоизменяется, как каждая отдельная личность и, соответственно, так же переживает все кризисные периоды. С другой стороны, эта субстанция внутри своей мембраны имеет два абсолютно разных, порой кардинально разных существа, которые в определенный момент приняли решение быть вместе. Поэтому проживания кризисов всегда более мучительны и сложны. Ведь в данном случае договариваться приходится не только с самим собой, но и с другим. И что примечательно, наступления этих кризисных периодов фактически совпадают с кризисами индивидуальными. Все те же год, 3, 6-7, 13, потом 20-25. Вначале, как у взрослеющего ребёнка, начиная с его рождения, затем «взрослые» кризисы. И даже понятие «сепарация» так же переживается парой, как подростком переживается потребность в автономии, отдельности в его 13-14 лет.

И так же, как и в индивидуальном процессе, в парном каждый такой кризис может способствовать развитию и глубине в отношениях, а именно истинной близости, где партнеры принимают разность друг друга, сохраняя при этом взаимный интерес, теплый контакт и даже страсть, несмотря на многолетнюю совместную жизнь. Один из кризисов может стать началом конца и привести к расставанию. И тут бы добавить, что «третьего не дано», но есть и третий вариант. Пара может «проскакивать» один за другим кризисы, оставаясь на том же уровне развития. Видимость отношений при этом будет успешно сохраняться, но теплота и искренность, как правило, останутся за бортом семейного каноэ.


Также советуем почитать: Семья или свобода?


Но не будем о грустном. Как считают психологи Э.Бэйдер и П.Пирсон, если взяться за руки и смело проходить все неизбежные кризисы как стадии развития своего уникального дуэта, можно достигнуть «нирваны» в отношениях: «Если вы способны отказаться от убеждения, что причина ваших несчастий — в вашем партнере, если вы можете понять, что напряженность — еще не есть признак надвигающегося краха отношений, если вы можете посмотреть на ваши отношения как на движение по стезе развития, вас ждут более положительные перспективы: у вас есть все шансы достигнуть большей близости и в то же время оставаться верными себе, собственным ценностям, чувствам и мыслям».

Что же это за стадии (а по нашему — кризисы), о которых пишут Бэйдер и Пирсон в своей книге «В поисках мифической пары». Давайте коротко рассмотрим их по пунктам.

Стадия 1. Симбиоз (паре 1 год).

Время слияния — партнеры растворены друг в друге и не чувствуют различий. То время, когда «любовь слепа». Все индивидуальное отодвинуто во имя «мы». Однако это формирующееся «мы» неизбежно основывается на фантазии. Постепенно «шоры» спадают, и партнеры начинают замечать недостатки друг друга. Кризис начинается, когда хотя бы один партнер начинает «отделяться», проявлять свои «хотелки». Но в любом случае, это время, когда закладывается основа отношений и знание про возможности друг друга проявлять заботу и безусловную любовь. Это ресурс для будущего.

Стадия 2. Дифференциация: совладание со страхом перед различиями (паре 3 года).

Начинают проявляться индивидуальности. Партнеры тестируют границы друг друга, проверяют на прочность. Выявляется много различий в ценностях, желаниях и поведении, что может вызывать значительное беспокойство, даже разочарования. Это время переговоров и установления границ. Но часто пары пугаются этой стадии, стараются избежать конфликтов и норовят вернуться в состояние слияния. Или наоборот — спорят, пытаясь «прогнуть» партнера под себя. Кризис наступает, когда каждый не готов принять позицию другого, его инаковость. Но это и есть место для роста.

Стадия 3. Исследование: от «мы» обратно к «я» (паре 6-7 лет).

Партнеры оказывают сопротивление, возвращаются к своей идентичности. «Мы» теряется — индивидуальность побеждает. Партнеры на этой стадии часто находятся в «качелях». Когда один приближается, другой отстраняется. И наоборот. Кажется, что чувства уходят, что эмоциональная связь теряется и «любовь прошла...». Кризис состоит в том, что «качели» могут затянуться — и партнеры разбегутся. Цель этой стадии состоит в том, чтобы сохранить и свое «я», и отношения. Если это удастся, то достигнутое станет фундаментом для следующего воссоединения.

Стадия 4. Повторное соединение (паре 13-14 лет).

На этой стадии партнеры устоялись в предъявлении своей идентичность и научились отстаивать собственную точку зрения без проявлений враждебности. Благодаря чему партнеры становятся более близки друг другу. Страсть то возвращается и усиливается, то отступает, давая дорогу автономии и тишине в личном пространстве. Больше доверия, поддержки, всё меньше напряжения и давления. «Нет» от партнера уже воспринимается не как отвержение, а скорее как выражение того, кто он есть. Сближаются уже зрелые люди. Кризис уже не так агрессивен, но есть небольшая опасность того, что он может усилиться, если партнеры не захотят менять свою жизнь ради «мы».

Стадия 5. Взаимодействие двух индивидуальностей (паре 20-25).

Близость углубляется по мере того, как растет способность партнеров справляться с собственными эмоциональными реакциями в тех случаях, когда различия вызывают напряжение. Балансировать между «мы» и своей идентичностью становится легко. Есть каждый в отдельности и есть «мы», так как есть уважение к личному пространству и границам другого. При этом сохраняется много энергии на созидание и творчество во внешнем мире. Отношения наполнены глубокой близостью и поддержкой. И что бы ни происходило (тревоги и стрессы никто не отменял), партнеры знают, что могут положиться друг на друга и «вырулят» в любом случае.

Конечно, эти стадии не проходят так складно и гладко, и описание — это лишь краткий анамнез этих непростых периодов, во время которых пара переживает множество тревог и стрессов. Но, как сказала восхитительная актриса Мерил Стрип про свой брак со скульптором Доном Гаммером, с которым состоит в браке вот уже 42 года: «Лучше купить одну пару хороших туфель, чем три пары плохих».

Рассмотрим ещё одну концепцию, также имеющую право на существование и подкупающую своей структурностью и простотой. Американская психотерапевт Вирджиния Сатир (1916 – 1988 гг.) кризисы пары (или семейные кризисы) разбила на два вида — нормативные и ненормативные. Перечислю кратко пункты обоих видов.

Нормативные — те, которые переживаются фактически каждой парой или семьей:

  • Рождение ребенка — появление ребенка вынуждает каждого в паре пересмотреть свои роли из «парочки» в родителей и обустраивать быт уже с учётом нужд и потребностей ребёнка.
  • Ребенок начинает говорить — уход за ним становится более энергозатратным и требует большей включенности от каждого в паре.
  • Ребенок начинает общаться с людьми вне семьи — адаптация всех к миру, с которым соприкасается ребёнок, а именно к чужой реальности, усвоение и соблюдение норм и правил внешнего мира (садик, школа и т. д.).
  • Ребенок становится подростком — неизбежные конфликты «отцов и детей». При этом часто на подростковый кризис ребенка накладывается кризис среднего возраста родителей.
  • Ребенок вырастает и начинает жить отдельно от родителей, — как правило, на этом этапе возникает так называемый синдром «пустого гнезда», поскольку отделение выросшего дитяти воспринимается родителями как потеря.
  • Дети формируют свою семью — построение взаимоотношений с новыми людьми, принятие их в узкий круг членов своей семьи.
  • Вступление женщины в менопаузу — глобальные физиологические изменения в организме, что часто служит причиной недомоганий и тяжелых переживаний.
  • Снижение сексуальной активности у мужчины — нормативные физиологические изменения в организме мужчины, влияющие на либидо, необходимость принятия своих текущих физиологических возможностей в отношении сексуальной жизни, связанные с этим непростые переживания.
  • Появление внуков — становление родителей в качестве бабушек и дедушек, а также передача главенства в семейной системе молодому поколению.
  • Смерть одного из супругов — как правило, это событие вызывает тяжелейшие переживания, требующие активизации большого количества жизненных ресурсов.

Ненормативные кризисы — возникают не обязательно и не во всех парах. Но если возникают, то или из-за внезапных обстоятельств, или взращиваются накопительно.

  • В первом случае это ситуации, когда «ничто не предвещало». Когда кризисы возникают от внешних факторов и являются неожиданными и часто досадными — внезапная смерть или наступление тяжелой болезни одного из членов семьи, измена одного из партнеров, потеря статуса, работы или финансового состояния (банкротство, грабеж, пожар и др.) А также все форс-мажорные обстоятельства: война, стихийное бедствие, дефолт. Но иногда событие может внешне не являться драматичным, но впоследствии оказаться очень энергозатратным для обоих партнеров в паре. Например, смена работы, повышение в должности, начинание в виде стартапа, вынуждает одного отстраниться от своих привычных обязанностей и дистанцироваться от партнера и семьи в целом. И тогда второму ничего не остается, кроме как принять все обязанности по дому на себя, отказавшись от собственных интересов и развития, что может спровоцировать ненормативный кризис в отношениях.
  • Во втором варианте кризисы возникают как реакция на накопленную усталость от латентного напряжения из-за постоянных, долго длящихся трудностей — бесконечные жилищные или финансовые проблемы, напряженные отношения с родственниками, длительная тяжелая болезнь одного из членов семьи, сложность с зачатием ребёнка, постоянные переезды или частые, длительные командировки одного из партнеров и пр.

На этом пожалуй, остановлюсь. Добавлю лишь, что какой бы путь ни избирала пара в период кризиса — всё имеет право на воплощение. И каждый вариант может стать как хеппи-эндом, так и драмой. Но если чувствуете, что не справляетесь и ходите по кругу, не забывайте, что парная и семейная психотерапия к вашим услугам.


Дом, советы психологов


Что можно сказать о распространенной позиции «сохранить брак ради ребенка»? Действительно ли дети в этом нуждаются, есть ли в этом смысл? Насколько реально женщине сохранить семью ради ребенка «в одностороннем порядке», если это только ее желание?

Отвечает психолог Надежда Табакова

Психолог Надежда Табакаова

«Сохранить брак ради ребенка». Когда мы делаем что-то «ради» кого-то, теоретически, тот, ради кого мы это делаем, должен стать от этого счастливее, это должно как-то улучшить качество его жизни. Если вы сохраняете брак ради ребенка, задайте себе вопрос — улучшается ли качество жизни, если он каждый день слышит оскорбления, видит скандалы или ледяное молчание между родителями?

Почему-то принято считать, что если ребенок живет в полной семье, это влияет на него исключительно хорошо, никто не учитывает того, что происходит ВНУТРИ этой полной семьи. А ведь именно отсюда ребенок берет модели для своей будущей жизни. Например, женщина в семье страдает от унижений, но выбирает не разводиться, так как у нее растут мальчики, она не хочет лишать их отца. Давайте посмотрим на все глазами мальчиков. Вариант номер один: они вырастут в полной уверенности, что это нормально, когда мужчина унижает женщину. И тогда их «мужественность» может часто граничить с грубостью. Вариант номер два: мальчики обожают свою маму и очень страдают от того, как отец унижает ее. Тогда они могут дать себе обещание «никогда не стать как отец». Но поскольку другой модели отца у них нет, им не останется ничего, кроме как просто душить в себе любые агрессивные импульсы и терпеть. А терпение и сдерживание, к сожалению, не назовёшь прочной основой для отношений. Чему мальчики точно не научатся в такой семье — это как строить гармоничные отношения, наполненные уважением. Точно так же можно рассмотреть и мир глазами девочек. И можно представить себе картину глазами детей, когда терпит не мать, а отец. В любом случае, я бы размышляла над тем, какую модель семьи впитывают эти дети.

Многие родители думают, что дети никак не вовлечены в жизнь взрослых. Я много раз слышала такие родительские фразы, обращенные к детям «ну папа же на меня кричал, а не на тебя» или «а что дети, их же никто не трогает, они себе живут на всем готовом». Мне часто приходится работать с людьми, в чьем детстве были громкие яростные ссоры или многодневное молчание родителей. В такие моменты чаще всего дети испытывают сильный страх или боль за одного из родителей. Мало кто из детей решается сказать об этом родителям, что позволяет родителям спокойно жить дальше, «сохраняя семью ради детей».

Я уверена, что зрелое проживание расставания, в случае если это необходимо, намного больше пойдет на пользу ребенку. Под «зрелым проживанием расставания» я подразумеваю то, что взрослые не будут расставаться, приговаривая ребёнку «твой отец/мать козел, все мужчины/женщины...». Ребенок разведенных родителей вполне может построить крепкую семью, если родители разводясь, разговаривали с ним, объясняли всё, что возможно объяснить, по возможности уважительно отзывались о втором родителе, спокойно контактировали между собой.

Можно ли сохранить семью в одностороннем порядке? Я не понимаю, как возможно сохранить пару в одностороннем порядке. Можно ли хлопнуть в ладоши одной рукой? Если у меня был договор с моим партнером о том, что у нас есть отношения, то в момент, когда я или он решает прервать этот договор, ОТНОШЕНИЯ заканчиваются. Я могу отказаться покинуть общую квартиру и отказаться дать развод, тем самым пытаясь сохранить форму. Но наполнения в этой форме уже не будет. Для наполнения нужно желание всех участников, только в этом случае получится Семья.



Как сохранить семью


В каких случаях спасать и сохранять отношения нет смысла? Как определить, что пора уходить из отношений и сохранить брак уже нельзя или не имеет смысла?

Отвечает психолог Татьяна Квитка
Психолог Татьяна Квитка

Не так важно, сколько лет вашим отношениям, есть ли у вас общие дети, имущество, бизнес, печать в паспорте, рано или поздно может наступить период, когда все покажется бессмысленным, мертвым, опустошающим и отягощающим.

На смену родительским заветам (вместе «до гробовой доски», даже если уже лет 10 не разговариваем и по разным комнатам) и альтернативным отношениям в стиле хиппи (дети цветов живут вместе только для радости), пришла пора более зрелого и взвешенного подхода к вопросу «уйти или остаться?»

Как же часто этот вопрос звучит в терапии, причем все чаще с обеих сторон, и, что неимоверно радует, с высоким уровнем ответственности за поиск собственного ответа.

Конечно же, универсальных решений не существует, гадание на кофейной гуще, совет оракула и метафорических карт могут подсказать только путь к поиску своего ответа, но все же часто хочется ясных инструкций, оправданий, маяков, ориентиров — от чего оттолкнуться, чтобы решить.

Как по мне, уходить нужно и важно оттуда, где есть насилие: физическое, психологическое, эмоциональное. Где есть угроза вашему здоровью и здоровью детей, где, кроме обвинений, оскорблений и упреков, нет больше ничего. Здесь без вариантов. Никаких «а может, само пройдет?» Не пройдет. Только усугубится. Как бы ни было больно, страшно, невыгодно финансово — брать в руки себя, детей и уходить. Некуда? Возможно, вы еще не искали: сейчас для таких случаев есть специальные центры. Уходить из отношений, — и сразу на длительную терапию детских травм. Пока не увидите, не проживете всю ту боль, которая такие отношения «притянула», никаких отношений лучше не начинать, ибо пройдетесь по еще одному кругу ада.


Рекомендуем посмотреть: Почему женщины терпят насилие в семье.


Еще один, с моей точки зрения, основательный повод для ухода — серьезная зависимость партнера: алкогольная, наркотическая, игровая, сексуальная. 99,9%, что в данном случае, вы с партнером в созависимости. У самого зависимого вопросов уходить или остаться, как правило, не возникает. Посему важно отделиться, на время и расстояние, отделить себя от него, походить на терапию, почитать литературу о природе зависимого-созависимого поведения. Пожить отдельно, вспомнить (или узнать), КТО ВЫ, чего хотите, для чего вам отношения, а потом уже решить, хотите ли вы продолжать.

Все остальные случаи уникальны, многокомпонентны, тут с классиком не поспоришь: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских». Возможно, сейчас вы попали в очередной семейный кризис, пройдя который, станете только ближе. А может, вы уже «выросли» из этих отношений, и действительно пришла пора дать друг другу свободу, крепко обнявшись, поблагодарив за время и пространство «вместе», пуститься в свободное плавание.

В общем, уйти или остаться, сохранить или разорвать, лучше решать не сгоряча.

В этом случае универсальными могут быть только следующие шаги:

  • Дать себе время и место для чувств и размышлений, воспоминаний, с чего и для чего эти отношения начинались. Хорошо бы проделать инвентаризацию своих потребностей, ожиданий и идей относительно отношений и партнера в компании с терапевтом, никоим образом не заинтересованным в результате вашего конечного выбора.
  • Знать, что вы имеете право на все свои чувства, и если нет возможности донести их партнеру и быть услышанным, есть много разных способов их выразить (письмо, рисунок, танец, песня, крик и все, что придумаете). Ну и снова-таки, к терапевту, — разбираться, что партнер может зеркалить, какой вектор для роста и эволюции личности и души он осознанно или бессознательно вам обозначает.
  • Вспомнить, что сначала была любовь (если была, конечно, и была ли это таки любовь?) А если нет, то стоит ли продолжать?
  • Позадавать себе и партнеру много разных, порой болезненных и неудобных вопросов. Опять же, лучше в присутствии семейного терапевта, услышать и переварить ответы, а потом, положив весь этот багаж на внутренние весы, выбрать. Желательно себя в первую очередь.


Как сохранить семью советы психологв


Как семейный терапевт работает с парой, которая пришла с запросом «хотим сохранить семью»? Как психотерапия помогает наладить отношения? Всегда ли получается сохранить брак, всегда ли это лучший вариант развития событий?

Отвечает психолог Елена Дубинник

Психолог Елена Дубинник

Если описывать процесс буквально, я предлагаю партнерам сесть напротив друг друга так, чтобы они видели лицо и тело партнера. Сама же размещаюсь сбоку от них. Знаете, первые моменты диагностически самые интересные. Часто людям дискомфортно смотреть друг на друга просто вот так. Ведь в жизни они чаще сидят рядом: в автомобиле, кровати, самолете или их разделяет пространство стола, телефон в руках… И взглянув на людей, сидящих просто вот так напротив, можно заметить, насколько разрушен их контакт. Дальше я прошу их договориться между собой, о чем они хотели бы говорить сегодня. Мы, психологи, называем это «оформить запрос». Как показывает мой опыт, для большинства пар, оказавшихся у меня в кабинете, диалог — сложнейшая из задач. Скорее всего, один из партнеров захватывает пространство и вносит тему, а второй быстро соглашается и поворачивается ко мне: вот, вы слышали, о чем мы будем говорить. Я обращаю их внимание на этот феномен, ведь такая расстановка сил настолько привычна, что не осознается. Обычно мы какое-то время посвящаем осмыслению, какой именно процесс взаимодействия у них преобладает. На этом этапе консультации обнажаются негативные стороны их жизни, обиды и неудовлетворенности. Партнеры и я чувствуем их разобщенность и стену из боли.

Но мы помним, что клиенты пришли с желанием сохранить семью, и здесь я вижу своей задачей напомнить им об этом. Обычно я интересуюсь: что им удается делать хорошо вместе. Какое взаимодействие или дело им, как паре, приносит удовлетворение. Это очень приятный момент для меня. Ведь если партнеры смогут найти такие дела, то для них проявляется смысл их совместной жизни. Они объединяются и называют: у нас хороший секс, например, или мы оба любим лыжи, походы в кино или вместе готовим… Это как грунт для роста новых семян любви, которые мы будем искать и проращивать вместе с ними дальше.

Следующие этапы работы очень сложные, ведь здесь мне необходимо помочь клиентам отделить свою боль от намерения другого. Нам трудно увидеть и понять потребность партнера без объяснений. А в быту люди редко осознают, а еще реже общаются посредством объяснения чувств и потребностей. Никто не говорит: я бы хотел, чтобы ты дала мне принятие в моменты моей слабости. Мы все ждем, что нас почувствуют и удовлетворят интуитивно. А кабинет психолога — как раз то место, чтобы осознать и найти способ донести до партнера свое стремление, а также услышать и понять мотив другого.

Когда нам плохо, у нас нет ресурса увидеть Отчаяние за отказом, Страх за отведенными глазами, Стыд за молчанием. Мы раскрасим своими красками все эти феномены. И знаете, чаще всего наделим их мотивом причинить боль. «Она не смотрит на меня, — значит я ей противен», «Он молчит, — значит я ему безразлична» и т.п.

Я «обучаю на практике» и даю домашние задания. Например, чтобы избавиться от деструктивного способа коммуникации, необходимо практиковаться. Вместо «ты никогда ... (подставьте свое)» привыкнуть говорить просьбами: «я бы хотела, чтобы ты … сделал». Консультации с семейным терапевтом помогают избавиться от подобной обвинительной коммуникации в паре, для этого я обучаю клиентов (как в индивидуальном, так и в семейном формате) общаться «я-посланиями». Ведь если вас упрекают и говорят «ты такой, ты сякой», какой будет первая ваша реакция? Конечно, защититься! И я насмотрелась так много причудливо построенных стен из «а ты!..» между родными людьми, что уже тяжело сосчитать.

Психотерапия приучает строить контакт, т.е. видеть другого, не теряя себя. Помните, в начале я говорила, что партнеры сидят напротив друг друга. Это лишь первый малюсенький шаг в направлении близости и уважения.

На терапии пара, конечно, коснется психологических границ как каждого из участников, так и самой пары относительно социума.

Конечно, я не начинаю терапию с обещаний, что клиент обязательно получит определенный результат. Кроме того, запрос «сохранить семью» может означать желание быть в семье, чувствовать безопасность и надежность, и при этом совсем не означает, что именно с этим человеком он готов делиться эмоциональным ресурсом.

Потребности и мотивы осознаются клиентами в процессе. И моя главная задача — помочь им услышать своё сердце, открыто встретить партнера, научиться признавать и уважать различия. Во время такого взаимодействия выбор продолжать быть вместе родился пары, которая пришла разводиться. Их любопытство друг к другу повело их на новый виток свиданий. Такой результат возможен, если кризис, приведший их ко мне, — потребностный.

Если же кризис ценностный, то договориться в разы сложнее. И это так невыносимо давит, что хранить «мертвое тело отношений» станет отравляющим решением для обоих партнеров и особенно их детей.


Также рекомендуем почитать: Кто в семье главный?

Другие публикации
Выбрать терапевта