Когда волнение о невыключенном утюге становится расстройством? Говорим об ОКР

246

ОКР встречается чаще, чем мы можем представить. Легкие формы или отдельные симптомы ОКР присутствуют у 4-19% населения, то есть в разные периоды жизни и в разных формах — почти у каждого из нас. Но что делать, если навязчивое поведение мешает жить? Обсуждаем с Александрой Тимошенко в рубрике «Интервью».


Что такое ОКР? Многие проверяют плиту или утюг по три раза, прежде чем выйти из дома. Где проходит грань между обычной тревогой и диагнозом ОКР?

Я бы начала с того, что обсессивно-компульсивное расстройство — распространенная проблема. 2,5% людей на планете будут иметь ОКР. Это один из сорока. Из всех тревожных расстройств ОКР самое инвалидизирующее.

Широко распространены и субклинические формы — проверять, закрыта ли дверь, выключен ли утюг и другие. Получается, у человека есть симптомы, но для диагностирования заболевания их мало. Субклиническое ОКР присутствует у 4-19% населения. Фактически оно есть почти у каждого из нас.

И тут важно понимать, где просто симптомы, а где — уже заболевание.


Рекомендуем вам посмотреть: 5 вопросов об ОКР и навязчивости


ОКР состоит из обсессий и компульсий. Обсессии — это навязчивые мысли, например, «я забыла выключить утюг». Компульсия — это поведение, действие для нейтрализации мыслей: вернуться проверить утюг и потом несколько раз повторить действие.

Существуют диагностические критерии, благодаря которым понятно, что именно с человеком — расстройство или просто немного повышенная тревожность. ОКР как диагноз — это состояние, при котором обсессии и компульсии занимают много времени, больше часа в день. Эти действия обязательно будут влиять на качество жизни, мешать работать, наслаждаться жизнью.

Скажем, если вы вернулись домой, чтобы проверить утюг только один раз, то у вас ушло на это три минуты. А если вы, вернувшись из-за утюга, стали проверять еще что-то и застряли дома на сорок минут — это уже проблема.

Также есть смысл обратить внимание на количество обсессий. Если это только утюг или дверь, возможно, это и не расстройство. Но если к этому добавляются другие (порядок на рабочем столе, доведение чего-то до конца) — это нехорошо. Например, когда не можешь уйти с работы, мучаешься, пока не поставишь все папки на полке в один ряд.

окр

Какой механизм у ОКР? Это больше физиологическая или психическая «поломка»? Как это состояние начинается и развивается, от чего зависят стадии?

ОКР имеет очень много теорий возникновения, все они имеют место.

Доказано, что к ОКР есть генетическая предрасположенность. Существует два гена, отвечающих за развитие заболевания. Они влияют на выработку двух важных нейромедиаторов в головном мозгу: дофамина и серотонина. Первый повышается, второй понижается. Этот дисбаланс способствует зацикливанию. Таким людям сложнее переключиться, оставить утюг в покое и сказать «Да и бог с ним», спокойно поехав на работу.

Но, как и любое генетическое заболевание, оно не обязательно проявится. Получается, тут уже влияют факторы среды. Человек может иметь предрасположенность, но не заболеть. Это зависит от количества стресса в жизни. Может случиться событие, которое сильно расстроит, окажется травматичным. Тогда может возникнуть ОКР.


Как справиться с навязчивыми мыслями и ритуалами?

Есть еще один важный компонент — поведенческий. Это когда человек, не имея информации, начинает совершать компульсии. Когда с каждым разом все больше возвращается за утюгом, а потом, возможно, появляется новая компульсия. Создаются своеобразные ритуалы, и состояние усугубляется. Это и провоцирует расстройство.

Есть определенные стадии развития ОКР. Начальная — мешает человеку только в работе и семейной жизни. Последующие — когда практически 90% жизни составляют компульсии. В такие периоды люди могут даже не выходить из дому. Человек становится максимально поглощенным и ничего не может с этим сделать.

что такое окр

Есть ли шанс «просто взять себя в руки» и перестать это делать? Или обязательно нужен специалист? Можно ли помочь близкому?

Бывали, конечно, в моей практике люди с ОКР с достаточно высокой саморегуляцией, которые интуитивно чувствовали, чего не нужно делать. Но такое случается довольно редко.

В основном человек с клинической формой нуждается в помощи. Вот этот биологический механизм, о котором мы говорили выше, — очень сильный.

Как правило, в быту видно эту проблему. Близкие люди, скорее всего, заметят. Человек с ОКР часто злится, когда нарушаются его «ритуалы». Он тревожится, раздражается, иногда заставляет и других людей принимать участие в своих повторяющихся действиях. От них можно услышать возмущенное «Ты не в том порядке поставил/а специи!» и т.д.

И в таких случаях стоит очень аккуратно сказать человеку, что, может, ему стоит обратиться за консультацией.

Какие методы самопомощи можно посоветовать людям с ОКР?

Первое и самое важное — понять, как это работает. Что есть мысль, которой человек боится, придает ей критическое значение и пытается от неё избавиться. Уже объяснение природы этого процесса дает облегчение, становится понятно, что происходит.

Второе — уменьшать компульсии, стараться не делать этого. Например, если появляется мысль о невыключенном утюге, то важно сконцентрироваться, собраться и не возвращаться, чтобы его выключить. Даже если эта мысль будет посещать, — максимально попытаться не возвращаться домой. Иначе это подкрепит состояние. Полезно сделать над собой усилие и пережить тревогу.


Возможно вам будет интересно почитать: «В древние времена выживали более тревожные…»


Третье — проследить, где это происходит, в каких сферах, как влияет на жизнь. Чтобы оценить масштабы проблемы.

окр тритфилд

Как терапия работает с ОКР?

Есть протокол лечения, хорошо работающий во всем мире. Это когнитивно-поведенческая психотерапия и/или прием препаратов.

Коротко опишу суть психотерапии. ОКР само по себе — это страх мыслей. Ко всем приходят самые разные мысли, далеко не всегда хорошие. Но вот человека с ОКР они пугают. Например, «я могу убить человека». Уверена, что это многим приходило в голову. У пациента с ОКР — это повод для тревоги. Как правило, такой мысли придается какое-то значение: «Если я так подумал, то могу так поступить». Человек начинает бояться, тревожиться. Если он находится на платформе метро, то обязательно отойдет от пассажиров на три метра, потому что боится, что столкнет кого-то под поезд.

КПТ работает с мыслями и значениями, которые человек им придает. И тут терапевт объясняет, что мысли и действия — не одно и тоже. Такие мысли приходят ко всем, но это совсем не значит, что кто-то кого-то может убить.

Далее мы стараемся уменьшать компульсии, грубо говоря, пробуем, выдерживая тревогу, не отходить от людей на платформе. Это нужно для того, чтобы защитное поведение не подкрепляло навязчивые мысли.

Повлияла ли пандемия на количество клиентов с навязчивостью или ОКР?

Конечно, как и любой стресс. Пандемия — это триггер. Появляются новые случаи, старые могут усугубляться. Ведь чувство неопределенности — достаточно стрессовое и, естественно, люди страдают.

В среднем для заметного изменения нужно полгода-год, тогда эти постпандемические случаи будут особенно заметны.

Кроме того, реакция на пандемию зависит и от самого человека, его социально-экономического положения, наличия поддержки.


Что такое когнитивно-поведенческая терапия?

ОКР встречается чаще, чем мы можем представить. Легкие формы или отдельные симптомы ОКР присутствуют у 4-19% населения, то есть в разные периоды жизни и в разных формах — почти у каждого из нас. Но что делать, если навязчивое поведение мешает жить? Обсуждаем с Александрой Тимошенко в рубрике «Интервью».


Что такое ОКР? Многие проверяют плиту или утюг по три раза, прежде чем выйти из дома. Где проходит грань между обычной тревогой и диагнозом ОКР?

Я бы начала с того, что обсессивно-компульсивное расстройство — распространенная проблема. 2,5% людей на планете будут иметь ОКР. Это один из сорока. Из всех тревожных расстройств ОКР самое инвалидизирующее.

Широко распространены и субклинические формы — проверять, закрыта ли дверь, выключен ли утюг и другие. Получается, у человека есть симптомы, но для диагностирования заболевания их мало. Субклиническое ОКР присутствует у 4-19% населения. Фактически оно есть почти у каждого из нас.

И тут важно понимать, где просто симптомы, а где — уже заболевание.


Рекомендуем вам посмотреть: 5 вопросов об ОКР и навязчивости


ОКР состоит из обсессий и компульсий. Обсессии — это навязчивые мысли, например, «я забыла выключить утюг». Компульсия — это поведение, действие для нейтрализации мыслей: вернуться проверить утюг и потом несколько раз повторить действие.

Существуют диагностические критерии, благодаря которым понятно, что именно с человеком — расстройство или просто немного повышенная тревожность. ОКР как диагноз — это состояние, при котором обсессии и компульсии занимают много времени, больше часа в день. Эти действия обязательно будут влиять на качество жизни, мешать работать, наслаждаться жизнью.

Скажем, если вы вернулись домой, чтобы проверить утюг только один раз, то у вас ушло на это три минуты. А если вы, вернувшись из-за утюга, стали проверять еще что-то и застряли дома на сорок минут — это уже проблема.

Также есть смысл обратить внимание на количество обсессий. Если это только утюг или дверь, возможно, это и не расстройство. Но если к этому добавляются другие (порядок на рабочем столе, доведение чего-то до конца) — это нехорошо. Например, когда не можешь уйти с работы, мучаешься, пока не поставишь все папки на полке в один ряд.

окр

Какой механизм у ОКР? Это больше физиологическая или психическая «поломка»? Как это состояние начинается и развивается, от чего зависят стадии?

ОКР имеет очень много теорий возникновения, все они имеют место.

Доказано, что к ОКР есть генетическая предрасположенность. Существует два гена, отвечающих за развитие заболевания. Они влияют на выработку двух важных нейромедиаторов в головном мозгу: дофамина и серотонина. Первый повышается, второй понижается. Этот дисбаланс способствует зацикливанию. Таким людям сложнее переключиться, оставить утюг в покое и сказать «Да и бог с ним», спокойно поехав на работу.

Но, как и любое генетическое заболевание, оно не обязательно проявится. Получается, тут уже влияют факторы среды. Человек может иметь предрасположенность, но не заболеть. Это зависит от количества стресса в жизни. Может случиться событие, которое сильно расстроит, окажется травматичным. Тогда может возникнуть ОКР.


Как справиться с навязчивыми мыслями и ритуалами?

Есть еще один важный компонент — поведенческий. Это когда человек, не имея информации, начинает совершать компульсии. Когда с каждым разом все больше возвращается за утюгом, а потом, возможно, появляется новая компульсия. Создаются своеобразные ритуалы, и состояние усугубляется. Это и провоцирует расстройство.

Есть определенные стадии развития ОКР. Начальная — мешает человеку только в работе и семейной жизни. Последующие — когда практически 90% жизни составляют компульсии. В такие периоды люди могут даже не выходить из дому. Человек становится максимально поглощенным и ничего не может с этим сделать.

что такое окр

Есть ли шанс «просто взять себя в руки» и перестать это делать? Или обязательно нужен специалист? Можно ли помочь близкому?

Бывали, конечно, в моей практике люди с ОКР с достаточно высокой саморегуляцией, которые интуитивно чувствовали, чего не нужно делать. Но такое случается довольно редко.

В основном человек с клинической формой нуждается в помощи. Вот этот биологический механизм, о котором мы говорили выше, — очень сильный.

Как правило, в быту видно эту проблему. Близкие люди, скорее всего, заметят. Человек с ОКР часто злится, когда нарушаются его «ритуалы». Он тревожится, раздражается, иногда заставляет и других людей принимать участие в своих повторяющихся действиях. От них можно услышать возмущенное «Ты не в том порядке поставил/а специи!» и т.д.

И в таких случаях стоит очень аккуратно сказать человеку, что, может, ему стоит обратиться за консультацией.

Какие методы самопомощи можно посоветовать людям с ОКР?

Первое и самое важное — понять, как это работает. Что есть мысль, которой человек боится, придает ей критическое значение и пытается от неё избавиться. Уже объяснение природы этого процесса дает облегчение, становится понятно, что происходит.

Второе — уменьшать компульсии, стараться не делать этого. Например, если появляется мысль о невыключенном утюге, то важно сконцентрироваться, собраться и не возвращаться, чтобы его выключить. Даже если эта мысль будет посещать, — максимально попытаться не возвращаться домой. Иначе это подкрепит состояние. Полезно сделать над собой усилие и пережить тревогу.


Возможно вам будет интересно почитать: «В древние времена выживали более тревожные…»


Третье — проследить, где это происходит, в каких сферах, как влияет на жизнь. Чтобы оценить масштабы проблемы.

окр тритфилд

Как терапия работает с ОКР?

Есть протокол лечения, хорошо работающий во всем мире. Это когнитивно-поведенческая психотерапия и/или прием препаратов.

Коротко опишу суть психотерапии. ОКР само по себе — это страх мыслей. Ко всем приходят самые разные мысли, далеко не всегда хорошие. Но вот человека с ОКР они пугают. Например, «я могу убить человека». Уверена, что это многим приходило в голову. У пациента с ОКР — это повод для тревоги. Как правило, такой мысли придается какое-то значение: «Если я так подумал, то могу так поступить». Человек начинает бояться, тревожиться. Если он находится на платформе метро, то обязательно отойдет от пассажиров на три метра, потому что боится, что столкнет кого-то под поезд.

КПТ работает с мыслями и значениями, которые человек им придает. И тут терапевт объясняет, что мысли и действия — не одно и тоже. Такие мысли приходят ко всем, но это совсем не значит, что кто-то кого-то может убить.

Далее мы стараемся уменьшать компульсии, грубо говоря, пробуем, выдерживая тревогу, не отходить от людей на платформе. Это нужно для того, чтобы защитное поведение не подкрепляло навязчивые мысли.

Повлияла ли пандемия на количество клиентов с навязчивостью или ОКР?

Конечно, как и любой стресс. Пандемия — это триггер. Появляются новые случаи, старые могут усугубляться. Ведь чувство неопределенности — достаточно стрессовое и, естественно, люди страдают.

В среднем для заметного изменения нужно полгода-год, тогда эти постпандемические случаи будут особенно заметны.

Кроме того, реакция на пандемию зависит и от самого человека, его социально-экономического положения, наличия поддержки.


Что такое когнитивно-поведенческая терапия?

Другие публикации
Выберите терапевта