Интервью: «Кризис среднего возраста для мужчины — точка переосмысления и точка роста»

385

В рубрике «Интервью» мы задаем психотерапевтам вопросы, которые интересуют и нас самих, и клиентов Тритфилд. На вопросы о мужском кризисе среднего возраста отвечает психотерапевт Александр Сагайдак.

Алексндра Сагайдак, психотерапевт.

— Ты много работаешь с клиентами-мужчинами, которые проходят кризис среднего возраста. Но если начать разговор не с психотерапевтической практики, а с опыта — свой личный кризис ты уже прошел?

— Если говорить о личном опыте, то да, — свой кризис среднего возраста я прошел. Об этом периоде я вспоминаю… с уважением. Должен сказать, что кризисы я действительно уважаю: они нужны нам, — и хорошо, что они есть. Это точка, в которой жизнь сильно меняется, становится заметным всё, что сломалось, — и появляется необходимость, а потом и возможность всё это починить.

Первое чувство, которое сопровождает кризис, — это, конечно, страх. И важно не пытаться избежать его, не пытаться спрятаться. В кризисе мужчина сталкивается не только со страхом, но и со своими ограничениями, вынужден переосмыслить всю свою жизнь. А если он пытается проскочить этот момент, зажмурившись, — теряется столько возможностей!

— Откуда берется кризис среднего возраста? Это следствие каких-то решений и поступков? Может, последствия ошибок? Или он неизбежен?

— Кризис — это и биологический процесс, и психологический. Его сложно привязать к возрасту на сто процентов. Мой был где-то в 42-45, но он может начаться и раньше. Кризис среднего возраста всегда связан с изменениями: физически я другой, со временем я иначе оцениваю и психологические стороны жизни, — словом, я меняюсь. Думаю, кризис среднего возраста неизбежен, это «базовая комплектация». Но вот степень, тяжесть, интенсивность кризиса очень индивидуальна.


Советуем почитать: Шпаргалка по мужской психологии в отношениях


Люди, которые пересматривают свои цели, планы, ценности, курс жизни каждые 3-5 лет, обычно не влетают в тяжелый кризис. В отличие от тех, кто пытается на идеях и взглядах, которые были у него в 25 лет, проехать всю жизнь и проигнорировать все внутренние и внешние изменения. А изменения точно есть. Чем сильнее отрицание, — тем глубже и сложнее будет кризис. По сути, кризис — это столкновение с фактом изменений. Жесткость кризиса зависит от того, что мы привыкли замечать и как мы привыкли на это реагировать.

— Как наша реакция на изменения может навредить или помочь нам?

— Я обычно использую метафору с самолетом. Представь летящий самолет, он покачивается, но находится в движении, в балансе. Теперь, если на одно крыло сложить все минусы кризиса (я взрослею, я не такой сильный, не такой выносливый, не так быстро разбираюсь с новыми задачами), — самолет перекосит, он потеряет баланс и может уйти в пике. Но если на другое крыло положить плюсы (мудрость, новый опыт, статус, ценности) — полет выровняется. Эти плюсы и минусы нужно уметь замечать — самостоятельно или с поддержкой терапевта.

кора дерева

— Как и когда ты заметил свой собственный кризис и как отреагировал?

— Я помню эту историю достаточно отчетливо, мне было 43-44 года. Тогда я почувствовал, что жизнь стала пресной, потеряла краски, будто я всё делаю на автомате. Я провел 20 лет на службе, уволился, и в «свободном полете» всё оказалось иначе, — не так, как я привык. Мне удалось избавиться от того, что меня останавливало и ограничивало, но в этой новой жизни осталось очень много вопросов: какой я? кто я? чего я хочу? К счастью, мне удалось не бежать от кризиса, а «нажать на тормоза», чтобы переосмыслить всё и найти ответы. Кризис — это точка переосмысления и точка роста.

— В терапии ты много работаешь с мужчинами в кризисе. По твоему опыту, есть такое понятие, как ранний кризис среднего возраста? Который начинается в 30 лет, а не в 40? Бывает такое?

— Такое тоже бывает. И 30-летние клиенты приходят со словами «у меня кризис». С одной стороны, кризис в 30 и в 45 — не один и тот же кризис, с другой — все эти термины, классификации и градации существуют скорее для профессионального удобства психотерапевтов. С точки зрения клиента, с точки зрения человеческой жизни механизм у всех кризисов один и тот же — в основе неизбежная необходимость что-то менять.


Рекомендуем посмотреть: 5 вопросов о кризисе идентичности


В возрастных кризисах имеет вес в том числе фактор психологического возраста: внутренний, психологический возраст не всегда совпадает с фактическим. Тут важнее готовность нашего внутреннего мира осознавать и реагировать на изменения.

— Как психотерапия помогает мужчине справиться с кризисом среднего возраста? В чем задача терапии, когда мужчина приходит с таким запросом?

— Первая задача, в самом начале работы, — помочь справиться со страхом. Мужчин очень пугает надвигающийся кризис, но очень часто они пытаются спрятать этот страх, иногда даже от самих себя. Важно помочь человеку заметить страх, выдохнуть, притормозить, чтобы не проскочить зону тревоги. Терапевт помогает разобраться с тем, как сейчас устроена его жизнь, найти плюсы и минусы, прояснить ценности.

Психотерапевт Александр Сагайдак

— Последние десятилетия, даже последние годы в обществе, в мире очень многое меняется. Повлияло ли это на то, как мужчины переживают кризис среднего возраста, с какими проблемами приходят?

—Принципиально? Нет.

— Неожиданно!

— Скорость жизни увеличивается, это действительно мешает стабилизироваться и обнаружить свои потребности, слишком быстро все двигается и меняется, — быстрее, чем раньше. Плюс, если потребность все-таки обнаружена, люди могут искать новые методы решения, новые источники. Но сам механизм кризиса и сама потребность встретиться с реальностью и стабилизироваться остается прежней и останется навсегда.

— Мне кажется, в соцсетях стало больше искренних постов, люди говорят о своих проблемах и кризисах, стало легче увидеть, что ты не один. Кроме того, мужчины получили право на уязвимость, выражение эмоций. Разве это никак не влияет?

— Это правда: сейчас социум якобы позволяет мужчинам быть слабее, но поддержки все равно недостаточно. Мы читаем о других, но понимания «а мне что теперь с этим делать?» очень мало. На замену старой норме и старым ориентирам еще не сформировались новые. Стандарт «Будь мужиком!» уже не работает, но альтернатива пока не сформировалось, слишком много вариантов, всё это сбивает с толку.


Также вам будет интересно: Если всё хорошо, мужчина о своей самооценке просто не задумывается...


Очень часто в терапии мне приходится помогать мужчине вернуть себе опору. Как ни странно, не хватает не права на слабость, а права на твердость, даже права на жесткость. Решать за себя, добиваться своего, ставить собственные цели и собственные желания выше чужих представлений и ожиданий. Вот эту твердость и жесткость, необходимые для преодоления кризиса среднего возраста, сейчас как раз активно осуждают, в том числе в соцсетях.

Парадоксально: право на чувства — очень важное право, но это не панацея. Нужно дать себе еще и право на зубы и когти.

— Психотерапия в период кризиса среднего возраста — обязательна, важна или просто приятный бонус?

Хочу сказать, что у любого мужчины всегда есть и всегда должно быть право выбора. Каждый человек вправе не замечать, не реагировать, не работать со своими проблемами, не разбираться. Прорабатывать кризис, идти в терапию — не обязанность, а свободный выбор. У всего есть причина и следствие, у всего есть последствия, но это право каждого человека. Если же мужчина заметил приближение кризиса и хочет разобраться с этими сложностями, — в психотерапии это действительно можно сделать.

Кризис среднего возраста для мужчины. Тритфилд


Возможно вам будет также интересно: 5 вопросов о кризисе среднего возраста у женщин

В рубрике «Интервью» мы задаем психотерапевтам вопросы, которые интересуют и нас самих, и клиентов Тритфилд. На вопросы о мужском кризисе среднего возраста отвечает психотерапевт Александр Сагайдак.

Алексндра Сагайдак, психотерапевт.

— Ты много работаешь с клиентами-мужчинами, которые проходят кризис среднего возраста. Но если начать разговор не с психотерапевтической практики, а с опыта — свой личный кризис ты уже прошел?

— Если говорить о личном опыте, то да, — свой кризис среднего возраста я прошел. Об этом периоде я вспоминаю… с уважением. Должен сказать, что кризисы я действительно уважаю: они нужны нам, — и хорошо, что они есть. Это точка, в которой жизнь сильно меняется, становится заметным всё, что сломалось, — и появляется необходимость, а потом и возможность всё это починить.

Первое чувство, которое сопровождает кризис, — это, конечно, страх. И важно не пытаться избежать его, не пытаться спрятаться. В кризисе мужчина сталкивается не только со страхом, но и со своими ограничениями, вынужден переосмыслить всю свою жизнь. А если он пытается проскочить этот момент, зажмурившись, — теряется столько возможностей!

— Откуда берется кризис среднего возраста? Это следствие каких-то решений и поступков? Может, последствия ошибок? Или он неизбежен?

— Кризис — это и биологический процесс, и психологический. Его сложно привязать к возрасту на сто процентов. Мой был где-то в 42-45, но он может начаться и раньше. Кризис среднего возраста всегда связан с изменениями: физически я другой, со временем я иначе оцениваю и психологические стороны жизни, — словом, я меняюсь. Думаю, кризис среднего возраста неизбежен, это «базовая комплектация». Но вот степень, тяжесть, интенсивность кризиса очень индивидуальна.


Советуем почитать: Шпаргалка по мужской психологии в отношениях


Люди, которые пересматривают свои цели, планы, ценности, курс жизни каждые 3-5 лет, обычно не влетают в тяжелый кризис. В отличие от тех, кто пытается на идеях и взглядах, которые были у него в 25 лет, проехать всю жизнь и проигнорировать все внутренние и внешние изменения. А изменения точно есть. Чем сильнее отрицание, — тем глубже и сложнее будет кризис. По сути, кризис — это столкновение с фактом изменений. Жесткость кризиса зависит от того, что мы привыкли замечать и как мы привыкли на это реагировать.

— Как наша реакция на изменения может навредить или помочь нам?

— Я обычно использую метафору с самолетом. Представь летящий самолет, он покачивается, но находится в движении, в балансе. Теперь, если на одно крыло сложить все минусы кризиса (я взрослею, я не такой сильный, не такой выносливый, не так быстро разбираюсь с новыми задачами), — самолет перекосит, он потеряет баланс и может уйти в пике. Но если на другое крыло положить плюсы (мудрость, новый опыт, статус, ценности) — полет выровняется. Эти плюсы и минусы нужно уметь замечать — самостоятельно или с поддержкой терапевта.

кора дерева

— Как и когда ты заметил свой собственный кризис и как отреагировал?

— Я помню эту историю достаточно отчетливо, мне было 43-44 года. Тогда я почувствовал, что жизнь стала пресной, потеряла краски, будто я всё делаю на автомате. Я провел 20 лет на службе, уволился, и в «свободном полете» всё оказалось иначе, — не так, как я привык. Мне удалось избавиться от того, что меня останавливало и ограничивало, но в этой новой жизни осталось очень много вопросов: какой я? кто я? чего я хочу? К счастью, мне удалось не бежать от кризиса, а «нажать на тормоза», чтобы переосмыслить всё и найти ответы. Кризис — это точка переосмысления и точка роста.

— В терапии ты много работаешь с мужчинами в кризисе. По твоему опыту, есть такое понятие, как ранний кризис среднего возраста? Который начинается в 30 лет, а не в 40? Бывает такое?

— Такое тоже бывает. И 30-летние клиенты приходят со словами «у меня кризис». С одной стороны, кризис в 30 и в 45 — не один и тот же кризис, с другой — все эти термины, классификации и градации существуют скорее для профессионального удобства психотерапевтов. С точки зрения клиента, с точки зрения человеческой жизни механизм у всех кризисов один и тот же — в основе неизбежная необходимость что-то менять.


Рекомендуем посмотреть: 5 вопросов о кризисе идентичности


В возрастных кризисах имеет вес в том числе фактор психологического возраста: внутренний, психологический возраст не всегда совпадает с фактическим. Тут важнее готовность нашего внутреннего мира осознавать и реагировать на изменения.

— Как психотерапия помогает мужчине справиться с кризисом среднего возраста? В чем задача терапии, когда мужчина приходит с таким запросом?

— Первая задача, в самом начале работы, — помочь справиться со страхом. Мужчин очень пугает надвигающийся кризис, но очень часто они пытаются спрятать этот страх, иногда даже от самих себя. Важно помочь человеку заметить страх, выдохнуть, притормозить, чтобы не проскочить зону тревоги. Терапевт помогает разобраться с тем, как сейчас устроена его жизнь, найти плюсы и минусы, прояснить ценности.

Психотерапевт Александр Сагайдак

— Последние десятилетия, даже последние годы в обществе, в мире очень многое меняется. Повлияло ли это на то, как мужчины переживают кризис среднего возраста, с какими проблемами приходят?

—Принципиально? Нет.

— Неожиданно!

— Скорость жизни увеличивается, это действительно мешает стабилизироваться и обнаружить свои потребности, слишком быстро все двигается и меняется, — быстрее, чем раньше. Плюс, если потребность все-таки обнаружена, люди могут искать новые методы решения, новые источники. Но сам механизм кризиса и сама потребность встретиться с реальностью и стабилизироваться остается прежней и останется навсегда.

— Мне кажется, в соцсетях стало больше искренних постов, люди говорят о своих проблемах и кризисах, стало легче увидеть, что ты не один. Кроме того, мужчины получили право на уязвимость, выражение эмоций. Разве это никак не влияет?

— Это правда: сейчас социум якобы позволяет мужчинам быть слабее, но поддержки все равно недостаточно. Мы читаем о других, но понимания «а мне что теперь с этим делать?» очень мало. На замену старой норме и старым ориентирам еще не сформировались новые. Стандарт «Будь мужиком!» уже не работает, но альтернатива пока не сформировалось, слишком много вариантов, всё это сбивает с толку.


Также вам будет интересно: Если всё хорошо, мужчина о своей самооценке просто не задумывается...


Очень часто в терапии мне приходится помогать мужчине вернуть себе опору. Как ни странно, не хватает не права на слабость, а права на твердость, даже права на жесткость. Решать за себя, добиваться своего, ставить собственные цели и собственные желания выше чужих представлений и ожиданий. Вот эту твердость и жесткость, необходимые для преодоления кризиса среднего возраста, сейчас как раз активно осуждают, в том числе в соцсетях.

Парадоксально: право на чувства — очень важное право, но это не панацея. Нужно дать себе еще и право на зубы и когти.

— Психотерапия в период кризиса среднего возраста — обязательна, важна или просто приятный бонус?

Хочу сказать, что у любого мужчины всегда есть и всегда должно быть право выбора. Каждый человек вправе не замечать, не реагировать, не работать со своими проблемами, не разбираться. Прорабатывать кризис, идти в терапию — не обязанность, а свободный выбор. У всего есть причина и следствие, у всего есть последствия, но это право каждого человека. Если же мужчина заметил приближение кризиса и хочет разобраться с этими сложностями, — в психотерапии это действительно можно сделать.

Кризис среднего возраста для мужчины. Тритфилд


Возможно вам будет также интересно: 5 вопросов о кризисе среднего возраста у женщин

Другие публикации
Выбрать терапевта