Как пережить горе. Интервью с Аленой Полуденной

В рубрике «Интервью» эксперты Тритфилд делятся информацией о самых острых вопросах клиентов и объясняют, как с ними работает терапия. О горе и горевании рассказывает психотерапевтка Алена Полуденная.


Лестница горевания


Сколько длится проживание горя? Отличается ли проживание горя у разных людей в зависимости от события, особенностей человека, опыта?

Проживание горя или горевание — это естественный процесс. Как таковых четких алгоритмов здесь нет. Всё очень индивидуально и зависит от личности человека, его жизненного опыта. Важно сразу оговорить, что горевание всегда связано с потерей. А потеря в этом процессе всегда связана с ценностью. Скорость проживания горя может зависеть от того, насколько велика была эта ценность, т.е. насколько значимым был объект потери и насколько сильно горюющий был к нему привязан. Поэтому важно понимать, что горе мы можем переживать не только в связи со смертью родного нам человека, но и из-за смерти питомца, а также при разводе, разрыве или завершении отношений, увольнении с любимой работы, в случае разорения, грабежа, пожара и т.д.

При этом острота переживания никак не зависит от прожитых совместных лет с умершим, размера питомца, величины утраченного капитала или размера сгоревшего дома. Человек может одинаково остро переживать горе как после смерти супруга, так и в случае умирания морской свинки. Для кого-то потерять миллион — не беда, а для кого-то 200 гривен — трагедия. Так что сравнивать горе одного с горем другого — некорректно и неуместно.

Если проанализировать труды про горевание, где известные авторы опираются на свой опыт, наблюдения и исследования, обычно на этот процесс выделяют полтора-два года. Если мы говорим о «здоровом» проживании горя. Ведь горевание — это естественно. Когда же человек при потере кого-то близкого или чего-то значимого не переживает состояние горя вовсе, то это говорит о том, что в нем что-то явно «сломано» (на психическом уровне). Например, социопатические личности не способны привязываться, сочувствовать, а следовательно, и переживать горе.


Возможно ва также будет интересно: Как пережить расставание?


Но иногда такое поведение после значимой потери может наблюдаться и у очень чувствительного человека. Так, во всяком случае, может казаться со стороны окружающим. Например, внешне человек не проявляет сильных эмоций — не плачет, не жалуется, общается как раньше, будто ничего не произошло. Тогда речь может идти об острой стадии отрицания, и тут нужна очень грамотная поддержка, чтобы человек не застрял в этом сложном месте, смог перейти в следующую стадию и его процесс горевания существенно не затянулся.

Процесс горевания может превысить все возможное «дедлайны», например, в ситуации без вести пропавшего. Допустим, родители потеряли ребенка, но при этом они не знают, умер он или нет. В этом случае они не могут полноценно оплакать свою потерю — такой себе незаконченный гештальт. И тогда горевание может длиться много лет, а может и не закончиться никогда.

Винтажи

Зачем терапевт для процесса проживания горя? Чем работа с терапевтом отличается от «просто ждать, когда это закончится»?

Проживать горе в полном одиночестве — это медленно умирать. В этот период очень важна поддержка. И замечательно, когда есть близкий круг, который может тебя поддержать. Но тут очень многое зависит от того, КАК тебя поддерживают на том или ином этапе горевания.

Ведь мы все разные, с разными историями и разной степенью привязанности в тех или иных отношениях. Кто-то переживает «тихо», кто-то «бурно», кто-то быстрее «выходит к свету», а кто-то «застревает» на разных этапах. Процесс горевания затягивается, и тогда люди рядом могут уставать, так как их ресурс не бесконечен. Рано или поздно окружающим начинает хотеться от горя спрятаться, не переживать его лишний раз, уйти в жизнь. Это естественно и очень по-человечески — обходить тему смерти стороной. И тогда они неосознанно начинают подталкивать горюющего в ресурс, в самую последнюю фазу переживания: «Надо жить!», «Ты должен думать о детях!», «Ты сильный! Ты справишься!», «Пора брать себя в руки!» и т.д. Человек при этом еще не готов «оживать» и уж тем более не готов искать новые смыслы. Он ещё в сильной боли, но окружение требует от него какого-то соответствия их витальным ожиданиям. И тогда к его горю добавляется еще и чувство вины и неуместности. От этого он может попасть в долженствование поскорее спрятать свои переживания внутрь, чтобы другие могли со спокойной душой продолжить наслаждаться жизнью. И вот в такие моменты можно серьезно застрять в одном из важных этапов процесса переживания или наоборот — проскочить, «недопрожив».


Рекомендуем также посмотреть: 5 вопросов о расставании


Или другая история, когда в роли поддержки оказывается ребенок, которому деться как раз некуда и отстраниться невозможно. Например, мать остро переживает развод. В этом случае контейнером для ее горя становится ребенок. Эмоциональная связь очень сильная. Вот и получается, что ребенок пропускает через себя материнское горевание и познает опыт страдания вместе с матерью. И если мама застревает на фазе боли, что случается часто в подобных случаях, ее ребенок застревает вместе с ней. Вы наверняка встречали людей с грустным выражением лица, как у Пьеро. И вроде нет у человека существенных поводов для страданий, а страдание в него прямо «вшито». Часто это и есть тот самый отпечаток боли, переданный по наследству вечно горюющим родителем.

Терапевт нужен как раз для того, чтобы такого не было.


Что делает терапия для человека в состоянии горя, как это работает?

В терапии самое главное — присутствие специалиста, всегда: при любом переживании, на любой стадии. Задача терапевта состоит в том, чтобы БЫТЬ с клиентом, не пытаться толкать его поскорее в действия, не торопиться рассказывать ему, как прекрасен мир и что у него всё впереди.

Терапевт помогает клиенту всё прожить, не проскочив ни одной стадии. Проскакивание, например, первой стадии, отрицания, — это выход в состояние ресурса раньше времени. В этом случае терапевту важно очень мягко конфронтировать с клиентом, т.е. деликатно помогать ему легализовать факт горя, принять, что это ужасное событие все-таки имело место.

Классический пример застревания на этапе отрицания, когда женщина не может принять факт смерти своего ребенка и сохраняет его комнату без изменений, как будто ждет, что он скоро вернется. В таких случаях терапевт мягко напоминает клиенту о том, что ребенок умер, помогает встречаться раз от раза с фактом необратимости потери и находится рядом, чтобы клиент мог принять и прожить эти переживания с опорой на того, кто устойчив в теме смерти.

То, что в быту не принято, в терапии часто наоборот — лечебно. Терапия горя относится к кризисной терапии. Поэтому, в случае затяжного отрицания, терапевт может просить рассказать, как всё произошло. С одной стороны, это затягивает клиента в печаль и заставляет как бы заново пережить горе. С другой — помогает осознавать, что это все-таки произошло, и постепенно пройти фазу отрицания.

Цикл отрицание-гнев-торг-депрессия-принятие — это миф или такие стадии действительно есть и идут в таком порядке?

Вы говорите о Пяти стадиях модели Кюблер-Росс, которые она описала в своей книге «О смерти и умирании». Если обратиться к более ранним трудам, например, Фрейда, то он выделял 4 стадии — шок, гнев, боль, интеграция. Он же ввёл понятие «работа горя» в своей книге «Печаль и меланхолия».

Поэтому важно понимать, что эти циклы, хоть существенно отражают то, как мы проживаем горе, — очень условные. Последовательность стадий или фаз может меняться. Скажем, мы можем переходить из отрицания в боль, возвращаться в гнев, а потом — в отрицание, как будто хвататься за момент, когда горе еще не случилось. Итак, пройдёмся более подробно по стадиям.

Отрицание — оттягивание боли, когда мозг отказывается осознавать, что потеря произошла. Не было события, нет переживания, а значит — нет боли. Это важная стадия, которая является «передышкой» перед периодом глубинного страдания.

Далее следует гнев, который находится между отрицанием и болью. Это одна из самых сильных эмоциональных стадий, во время которой горюющий переживает огромный спектр чувств — злость, гнев, обиду, вину, стыд. Особенно — злость и гнев. У нас, к сожалению, социально принятая норма — не выражать, даже подавлять злость. Но без этого очень природного чувства человечество бы не выжило. В горевании мы можем гневаться, как вовне — на других, на несправедливый мир, так и на себя — казнить себя за то, что сделали или не сделали.

Период депрессии или боли — это своеобразное притупление всех чувств. Когда наступает усталость, апатия, депрессия. Это та часть, которой все очень боятся, от которой стараются сбегать. В этот момент человек может ощущать пустоту, безысходность и тягучую душевную боль от осознания необратимости потери. Настолько больно, что клиенты на этом периоде часто спрашиваю меня: «Когда уже всё закончится? У меня больше нет сил это проживать». Для меня это хороший знак, что уже наступило окончательное принятие. И хотя, пока у клиента нет ресурса, еще рано думать о перспективах, — именно на этой стадии потихоньку освобождается место для чего-то нового.

Тритфилд горевание

Завершающая стадия — интеграция, или выздоровление и обновление. Самое светлое состояние, когда человек, полностью «обнулившись», начинает возвращаться к жизни. А главное, человек начинает смотреть на свое горе как на опыт, который он пережил и благодаря которому чему-то научился.

Все мы рано или поздно сталкиваемся с потерями и связанными с ними страданиями. Или оказываемся в группе поддержки горюющего. Знания о процессе горевания, хоть и не облегчают горе, но помогают расширить осознание. Особенно при отсутствии своего терапевта. Берегите себя и своих близких.


Расставание. Инструкция по выживанию

В рубрике «Интервью» эксперты Тритфилд делятся информацией о самых острых вопросах клиентов и объясняют, как с ними работает терапия. О горе и горевании рассказывает психотерапевтка Алена Полуденная.


Лестница горевания


Сколько длится проживание горя? Отличается ли проживание горя у разных людей в зависимости от события, особенностей человека, опыта?

Проживание горя или горевание — это естественный процесс. Как таковых четких алгоритмов здесь нет. Всё очень индивидуально и зависит от личности человека, его жизненного опыта. Важно сразу оговорить, что горевание всегда связано с потерей. А потеря в этом процессе всегда связана с ценностью. Скорость проживания горя может зависеть от того, насколько велика была эта ценность, т.е. насколько значимым был объект потери и насколько сильно горюющий был к нему привязан. Поэтому важно понимать, что горе мы можем переживать не только в связи со смертью родного нам человека, но и из-за смерти питомца, а также при разводе, разрыве или завершении отношений, увольнении с любимой работы, в случае разорения, грабежа, пожара и т.д.

При этом острота переживания никак не зависит от прожитых совместных лет с умершим, размера питомца, величины утраченного капитала или размера сгоревшего дома. Человек может одинаково остро переживать горе как после смерти супруга, так и в случае умирания морской свинки. Для кого-то потерять миллион — не беда, а для кого-то 200 гривен — трагедия. Так что сравнивать горе одного с горем другого — некорректно и неуместно.

Если проанализировать труды про горевание, где известные авторы опираются на свой опыт, наблюдения и исследования, обычно на этот процесс выделяют полтора-два года. Если мы говорим о «здоровом» проживании горя. Ведь горевание — это естественно. Когда же человек при потере кого-то близкого или чего-то значимого не переживает состояние горя вовсе, то это говорит о том, что в нем что-то явно «сломано» (на психическом уровне). Например, социопатические личности не способны привязываться, сочувствовать, а следовательно, и переживать горе.


Возможно ва также будет интересно: Как пережить расставание?


Но иногда такое поведение после значимой потери может наблюдаться и у очень чувствительного человека. Так, во всяком случае, может казаться со стороны окружающим. Например, внешне человек не проявляет сильных эмоций — не плачет, не жалуется, общается как раньше, будто ничего не произошло. Тогда речь может идти об острой стадии отрицания, и тут нужна очень грамотная поддержка, чтобы человек не застрял в этом сложном месте, смог перейти в следующую стадию и его процесс горевания существенно не затянулся.

Процесс горевания может превысить все возможное «дедлайны», например, в ситуации без вести пропавшего. Допустим, родители потеряли ребенка, но при этом они не знают, умер он или нет. В этом случае они не могут полноценно оплакать свою потерю — такой себе незаконченный гештальт. И тогда горевание может длиться много лет, а может и не закончиться никогда.

Винтажи

Зачем терапевт для процесса проживания горя? Чем работа с терапевтом отличается от «просто ждать, когда это закончится»?

Проживать горе в полном одиночестве — это медленно умирать. В этот период очень важна поддержка. И замечательно, когда есть близкий круг, который может тебя поддержать. Но тут очень многое зависит от того, КАК тебя поддерживают на том или ином этапе горевания.

Ведь мы все разные, с разными историями и разной степенью привязанности в тех или иных отношениях. Кто-то переживает «тихо», кто-то «бурно», кто-то быстрее «выходит к свету», а кто-то «застревает» на разных этапах. Процесс горевания затягивается, и тогда люди рядом могут уставать, так как их ресурс не бесконечен. Рано или поздно окружающим начинает хотеться от горя спрятаться, не переживать его лишний раз, уйти в жизнь. Это естественно и очень по-человечески — обходить тему смерти стороной. И тогда они неосознанно начинают подталкивать горюющего в ресурс, в самую последнюю фазу переживания: «Надо жить!», «Ты должен думать о детях!», «Ты сильный! Ты справишься!», «Пора брать себя в руки!» и т.д. Человек при этом еще не готов «оживать» и уж тем более не готов искать новые смыслы. Он ещё в сильной боли, но окружение требует от него какого-то соответствия их витальным ожиданиям. И тогда к его горю добавляется еще и чувство вины и неуместности. От этого он может попасть в долженствование поскорее спрятать свои переживания внутрь, чтобы другие могли со спокойной душой продолжить наслаждаться жизнью. И вот в такие моменты можно серьезно застрять в одном из важных этапов процесса переживания или наоборот — проскочить, «недопрожив».


Рекомендуем также посмотреть: 5 вопросов о расставании


Или другая история, когда в роли поддержки оказывается ребенок, которому деться как раз некуда и отстраниться невозможно. Например, мать остро переживает развод. В этом случае контейнером для ее горя становится ребенок. Эмоциональная связь очень сильная. Вот и получается, что ребенок пропускает через себя материнское горевание и познает опыт страдания вместе с матерью. И если мама застревает на фазе боли, что случается часто в подобных случаях, ее ребенок застревает вместе с ней. Вы наверняка встречали людей с грустным выражением лица, как у Пьеро. И вроде нет у человека существенных поводов для страданий, а страдание в него прямо «вшито». Часто это и есть тот самый отпечаток боли, переданный по наследству вечно горюющим родителем.

Терапевт нужен как раз для того, чтобы такого не было.


Что делает терапия для человека в состоянии горя, как это работает?

В терапии самое главное — присутствие специалиста, всегда: при любом переживании, на любой стадии. Задача терапевта состоит в том, чтобы БЫТЬ с клиентом, не пытаться толкать его поскорее в действия, не торопиться рассказывать ему, как прекрасен мир и что у него всё впереди.

Терапевт помогает клиенту всё прожить, не проскочив ни одной стадии. Проскакивание, например, первой стадии, отрицания, — это выход в состояние ресурса раньше времени. В этом случае терапевту важно очень мягко конфронтировать с клиентом, т.е. деликатно помогать ему легализовать факт горя, принять, что это ужасное событие все-таки имело место.

Классический пример застревания на этапе отрицания, когда женщина не может принять факт смерти своего ребенка и сохраняет его комнату без изменений, как будто ждет, что он скоро вернется. В таких случаях терапевт мягко напоминает клиенту о том, что ребенок умер, помогает встречаться раз от раза с фактом необратимости потери и находится рядом, чтобы клиент мог принять и прожить эти переживания с опорой на того, кто устойчив в теме смерти.

То, что в быту не принято, в терапии часто наоборот — лечебно. Терапия горя относится к кризисной терапии. Поэтому, в случае затяжного отрицания, терапевт может просить рассказать, как всё произошло. С одной стороны, это затягивает клиента в печаль и заставляет как бы заново пережить горе. С другой — помогает осознавать, что это все-таки произошло, и постепенно пройти фазу отрицания.

Цикл отрицание-гнев-торг-депрессия-принятие — это миф или такие стадии действительно есть и идут в таком порядке?

Вы говорите о Пяти стадиях модели Кюблер-Росс, которые она описала в своей книге «О смерти и умирании». Если обратиться к более ранним трудам, например, Фрейда, то он выделял 4 стадии — шок, гнев, боль, интеграция. Он же ввёл понятие «работа горя» в своей книге «Печаль и меланхолия».

Поэтому важно понимать, что эти циклы, хоть существенно отражают то, как мы проживаем горе, — очень условные. Последовательность стадий или фаз может меняться. Скажем, мы можем переходить из отрицания в боль, возвращаться в гнев, а потом — в отрицание, как будто хвататься за момент, когда горе еще не случилось. Итак, пройдёмся более подробно по стадиям.

Отрицание — оттягивание боли, когда мозг отказывается осознавать, что потеря произошла. Не было события, нет переживания, а значит — нет боли. Это важная стадия, которая является «передышкой» перед периодом глубинного страдания.

Далее следует гнев, который находится между отрицанием и болью. Это одна из самых сильных эмоциональных стадий, во время которой горюющий переживает огромный спектр чувств — злость, гнев, обиду, вину, стыд. Особенно — злость и гнев. У нас, к сожалению, социально принятая норма — не выражать, даже подавлять злость. Но без этого очень природного чувства человечество бы не выжило. В горевании мы можем гневаться, как вовне — на других, на несправедливый мир, так и на себя — казнить себя за то, что сделали или не сделали.

Период депрессии или боли — это своеобразное притупление всех чувств. Когда наступает усталость, апатия, депрессия. Это та часть, которой все очень боятся, от которой стараются сбегать. В этот момент человек может ощущать пустоту, безысходность и тягучую душевную боль от осознания необратимости потери. Настолько больно, что клиенты на этом периоде часто спрашиваю меня: «Когда уже всё закончится? У меня больше нет сил это проживать». Для меня это хороший знак, что уже наступило окончательное принятие. И хотя, пока у клиента нет ресурса, еще рано думать о перспективах, — именно на этой стадии потихоньку освобождается место для чего-то нового.

Тритфилд горевание

Завершающая стадия — интеграция, или выздоровление и обновление. Самое светлое состояние, когда человек, полностью «обнулившись», начинает возвращаться к жизни. А главное, человек начинает смотреть на свое горе как на опыт, который он пережил и благодаря которому чему-то научился.

Все мы рано или поздно сталкиваемся с потерями и связанными с ними страданиями. Или оказываемся в группе поддержки горюющего. Знания о процессе горевания, хоть и не облегчают горе, но помогают расширить осознание. Особенно при отсутствии своего терапевта. Берегите себя и своих близких.


Расставание. Инструкция по выживанию

Другие публикации
Выберите терапевта