Когда светлые чувства болят

564

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.

Н. Гумилев «Шестое чувство»

Считается, что удел психотерапевта — это, прежде всего, работа с «плохими» чувствами: со страхом, стыдом, злостью, ненавистью.

С негативными чувствами мы действительно работаем чаще. Их список больше, и литературы о них написано много. От них предстоит избавляться либо во что-то трансформировать. А с «хорошими» чувствами, казалось бы, какие могут быть сложности? Потому и работают с ними реже, и даже слов для их обозначения в известных мне языках гораздо меньше. Можно сравнить, сколько написано по поводу негативного чувства стыда и его позитивного двойника — гордости. Либо чувства вины и чувства благодарности.

На самом же деле, с «хорошими» чувствами нам бывает ничуть не легче, чем с «плохими». Вспомните, как мучительны бывают невыраженная любовь и благодарность, как разрывает удержанный восторг, как тяготят симпатия и нежность, не находя выхода.

Наверное, у большинства из нас арсенал способов для выражения хороших чувств довольно ограничен. Даниил Хломов в статье «О вреде хороших чувств» приводит пример песика, который выражал свою симпатию к людям единственным понятным и доступным ему способом — совершая сексуальные движения. И этот пример не только о собачке. У людей эту ситуацию можно нередко встретить в нашей культуре в следующей форме: мужчина избегает выражения симпатии к другим мужчинам, потому что умеет выражать либо сексуальную симпатию, либо симпатию ребенка к родителям. Тогда терапия может помочь расширить поведенческий репертуар и найти подходящую форму проявления чувств, ранее вызывавших лишь сковывающее напряжение и неловкость. Так для него станут возможны более искренние и доверительные отношения с другими мужчинами.

Куст

Когда я начинала свой путь в терапии, для меня стало большим открытием, что раздражение, безразличие, сарказм мне проявлять куда проще и безопаснее, чем восхищение, благодарность и симпатию. Эти чувства внутри были, но выразить их в контакте с другими было стыдно и страшно, пугало ощущение собственной уязвимости, а так хотелось быть бесстрашной и неуязвимой. При вполне презентабельном внешнем фасаде, внутри моим спутником было гложущее чувство изолированности, будто смотришь на праздник жизни через стекло, не в силах насытить свой эмоциональный голод. Частично спасало умение писать хорошие стихи — тоже канал для выражения сложных переживаний. Думаю, наиболее ценными для меня и наименее видимыми для других победами были именно те, когда я таки дерзала проявлять свою уязвимость, рисковала быть, а не казаться.


Рекомендуем почитать: Психотерапия как профилактика


Позитивные чувства могут стать проблемой, когда есть «плюс» на уровне ощущений и «минус» на уровне реализации. Например, что-то меня влечет, но я не понимаю, как действовать. Возбуждение остановлено, и оно может выразиться в тревоге, беспокойстве или соматизации. Чувство, как остановленное возбуждение, несет в себе энергетический заряд, который может быть реализован как во вред себе, так и на пользу, — независимо от того, «хорошее» это чувство или «плохое».

Когда я сама стала проводить терапию, то обнаружила, что очень часто то, что человек описывает как негативные чувства к значимым близким (например, к родителям), на самом деле, оказывается попыткой прорваться сквозь каменный завал обид, которым заблокирован доступ к «источнику тепла». Именно невозможность позитивного переживания вызывает наибольшую душевную боль. И тогда разбор всего этого негатива не является самоцелью в терапии. Это лишь ступенька, работа с сопротивлением, которое блокирует свободное переживание любви, близости и нежности, что и вызывает основное напряжение. Особенно люблю быть сопричастной к таким моментам. Это как наблюдать ледоход на реке весной. Тогда же у меня в кабинете обычно кончаются салфетки, а в воздухе еще какое-то время чувствуется запах озона.

Возьмем другой пример. Когда стоишь на пороге долгожданных изменений, когда это вот-вот случится, еще чуть-чуть... — тревога может стать невыносимой, и кажется, что проще умереть, чем сделать тот самый последний шаг на вожделенный следующий уровень, сквозь точку невозврата, в новое, еще неведомое «я».

Дерево

Представим себе юную особу, недавно поступившую в университет, о котором давно мечтала. Тут бы радоваться, но ее накрывает ужасной тревогой по поводу предстоящего торжественного мероприятия приема в первокурсники, за несколько дней до. Вот прямо хочется заболеть и не пойти.

Если начать разбирать, о чем ее беспокойство, можно обнаружить страх не вписаться в коллектив и встретиться со стыдом, оказаться «никакой»; страх, что «кто-то затмит». Необходимость по-новому отвоевывать «место под солнцем», состояние гнетущей несвободы от попыток соответствовать непонятным неписаным правилам и даже сомнения в правильности выбора учебного заведения: «А может, ну его? Попробую другое через год, а годик поработаю в кафе…»

В ходе терапевтической сессии (через работу с телом, дыханием, экспериментирование с хождением по линии времени и всплывающие по ходу ассоциации) с большой долей вероятности то, что распознается как чувство тревоги, при более пристальном рассмотрении в «замедленном режиме» развернется в чувство азарта и нетерпения. Вместо нервного тремора — обнаружатся бабочки предвкушения в животе.

Эти чувства могут оказаться похожими на те, которые она ощущала в Диснейленде, впервые решившись покататься на американских горках.


Также рекомендуем почитать: Пошел на психотерапию и стало хуже...


Да! Именно так! Страх и захватывающий дух восторг идут «одним пакетом», сменяя друг друга. Одно невозможно без другого, и достаточно лишь полшага, чтобы страх сменился интересом, который несет в себе энергию для освоения новых возможностей и творческих решений. Интерес вспыхивает, когда фокус внимания попадает в тонкий зазор между «страшно» и «скучно», подобно лучу через центр линзы.

Продолжая эту метафору, можно обнаружить, что все будущие однокурсники сидят в том же «паровозике», перед тем же крутым спуском, испытывая похожие чувства. И куда веселее, оказывается, думать о переходе на новый этап взросления как об «американских горках», а не о «голодных играх», где выжить могут, в лучшем случае, двое.

Когда светлые чувства болят - Тритфилд

Это собирательная история, собранная из метафор, звучавших в ходе терапевтической и профориентационной работы с молодыми людьми.

Пример аналогичной эмоциональной динамики с тревогой и возбуждением (не обязательно эротическим) можно смоделировать и с использованием романтического сюжета, где речь пойдет о приближении к весьма небезразличному «объекту». Наверняка каждый знаком с подобным, если не из личного опыта, то хотя из кино. Декорации и персонажи могут отличаться, в зависимости от жанра и вероятность хеппи энда, в зависимости от того, смотрите вы романтическую комедию или криминальную драму.

Психотерапия может оказаться для вас не менее увлекательным опытом, чем просмотр хорошего кино, и не стоит прибегать к ней исключительно в ситуации кризиса, как к спасательному кругу. Возможности ее гораздо шире, чем «лечение» от негатива. Это похоже на создание романа с продолжением, от первого лица, в режиме реального времени, от главы к главе, от встречи к встрече. Один мой клиент сравнил терапию с прохождением компьютерной игры, с открытием новых уровней, неведомых пространств, нахождением кладов и обретением новых способностей. Присутствие терапевта как свидетеля, следуя этой аналогии, дает возможность «сохраняться». Иными словами, терапевт — это «летописец» пройденных вех, хранитель истории изменений и точка гравитации, в контакте с которой клиент может раз за разом заново обнаруживать себя настоящего среди всей невыносимой легкости своего бытия.


Рекомендуем почитать: Чего мы боимся, когда боимся идти к психологу?

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.

Н. Гумилев «Шестое чувство»

Считается, что удел психотерапевта — это, прежде всего, работа с «плохими» чувствами: со страхом, стыдом, злостью, ненавистью.

С негативными чувствами мы действительно работаем чаще. Их список больше, и литературы о них написано много. От них предстоит избавляться либо во что-то трансформировать. А с «хорошими» чувствами, казалось бы, какие могут быть сложности? Потому и работают с ними реже, и даже слов для их обозначения в известных мне языках гораздо меньше. Можно сравнить, сколько написано по поводу негативного чувства стыда и его позитивного двойника — гордости. Либо чувства вины и чувства благодарности.

На самом же деле, с «хорошими» чувствами нам бывает ничуть не легче, чем с «плохими». Вспомните, как мучительны бывают невыраженная любовь и благодарность, как разрывает удержанный восторг, как тяготят симпатия и нежность, не находя выхода.

Наверное, у большинства из нас арсенал способов для выражения хороших чувств довольно ограничен. Даниил Хломов в статье «О вреде хороших чувств» приводит пример песика, который выражал свою симпатию к людям единственным понятным и доступным ему способом — совершая сексуальные движения. И этот пример не только о собачке. У людей эту ситуацию можно нередко встретить в нашей культуре в следующей форме: мужчина избегает выражения симпатии к другим мужчинам, потому что умеет выражать либо сексуальную симпатию, либо симпатию ребенка к родителям. Тогда терапия может помочь расширить поведенческий репертуар и найти подходящую форму проявления чувств, ранее вызывавших лишь сковывающее напряжение и неловкость. Так для него станут возможны более искренние и доверительные отношения с другими мужчинами.

Куст

Когда я начинала свой путь в терапии, для меня стало большим открытием, что раздражение, безразличие, сарказм мне проявлять куда проще и безопаснее, чем восхищение, благодарность и симпатию. Эти чувства внутри были, но выразить их в контакте с другими было стыдно и страшно, пугало ощущение собственной уязвимости, а так хотелось быть бесстрашной и неуязвимой. При вполне презентабельном внешнем фасаде, внутри моим спутником было гложущее чувство изолированности, будто смотришь на праздник жизни через стекло, не в силах насытить свой эмоциональный голод. Частично спасало умение писать хорошие стихи — тоже канал для выражения сложных переживаний. Думаю, наиболее ценными для меня и наименее видимыми для других победами были именно те, когда я таки дерзала проявлять свою уязвимость, рисковала быть, а не казаться.


Рекомендуем почитать: Психотерапия как профилактика


Позитивные чувства могут стать проблемой, когда есть «плюс» на уровне ощущений и «минус» на уровне реализации. Например, что-то меня влечет, но я не понимаю, как действовать. Возбуждение остановлено, и оно может выразиться в тревоге, беспокойстве или соматизации. Чувство, как остановленное возбуждение, несет в себе энергетический заряд, который может быть реализован как во вред себе, так и на пользу, — независимо от того, «хорошее» это чувство или «плохое».

Когда я сама стала проводить терапию, то обнаружила, что очень часто то, что человек описывает как негативные чувства к значимым близким (например, к родителям), на самом деле, оказывается попыткой прорваться сквозь каменный завал обид, которым заблокирован доступ к «источнику тепла». Именно невозможность позитивного переживания вызывает наибольшую душевную боль. И тогда разбор всего этого негатива не является самоцелью в терапии. Это лишь ступенька, работа с сопротивлением, которое блокирует свободное переживание любви, близости и нежности, что и вызывает основное напряжение. Особенно люблю быть сопричастной к таким моментам. Это как наблюдать ледоход на реке весной. Тогда же у меня в кабинете обычно кончаются салфетки, а в воздухе еще какое-то время чувствуется запах озона.

Возьмем другой пример. Когда стоишь на пороге долгожданных изменений, когда это вот-вот случится, еще чуть-чуть... — тревога может стать невыносимой, и кажется, что проще умереть, чем сделать тот самый последний шаг на вожделенный следующий уровень, сквозь точку невозврата, в новое, еще неведомое «я».

Дерево

Представим себе юную особу, недавно поступившую в университет, о котором давно мечтала. Тут бы радоваться, но ее накрывает ужасной тревогой по поводу предстоящего торжественного мероприятия приема в первокурсники, за несколько дней до. Вот прямо хочется заболеть и не пойти.

Если начать разбирать, о чем ее беспокойство, можно обнаружить страх не вписаться в коллектив и встретиться со стыдом, оказаться «никакой»; страх, что «кто-то затмит». Необходимость по-новому отвоевывать «место под солнцем», состояние гнетущей несвободы от попыток соответствовать непонятным неписаным правилам и даже сомнения в правильности выбора учебного заведения: «А может, ну его? Попробую другое через год, а годик поработаю в кафе…»

В ходе терапевтической сессии (через работу с телом, дыханием, экспериментирование с хождением по линии времени и всплывающие по ходу ассоциации) с большой долей вероятности то, что распознается как чувство тревоги, при более пристальном рассмотрении в «замедленном режиме» развернется в чувство азарта и нетерпения. Вместо нервного тремора — обнаружатся бабочки предвкушения в животе.

Эти чувства могут оказаться похожими на те, которые она ощущала в Диснейленде, впервые решившись покататься на американских горках.


Также рекомендуем почитать: Пошел на психотерапию и стало хуже...


Да! Именно так! Страх и захватывающий дух восторг идут «одним пакетом», сменяя друг друга. Одно невозможно без другого, и достаточно лишь полшага, чтобы страх сменился интересом, который несет в себе энергию для освоения новых возможностей и творческих решений. Интерес вспыхивает, когда фокус внимания попадает в тонкий зазор между «страшно» и «скучно», подобно лучу через центр линзы.

Продолжая эту метафору, можно обнаружить, что все будущие однокурсники сидят в том же «паровозике», перед тем же крутым спуском, испытывая похожие чувства. И куда веселее, оказывается, думать о переходе на новый этап взросления как об «американских горках», а не о «голодных играх», где выжить могут, в лучшем случае, двое.

Когда светлые чувства болят - Тритфилд

Это собирательная история, собранная из метафор, звучавших в ходе терапевтической и профориентационной работы с молодыми людьми.

Пример аналогичной эмоциональной динамики с тревогой и возбуждением (не обязательно эротическим) можно смоделировать и с использованием романтического сюжета, где речь пойдет о приближении к весьма небезразличному «объекту». Наверняка каждый знаком с подобным, если не из личного опыта, то хотя из кино. Декорации и персонажи могут отличаться, в зависимости от жанра и вероятность хеппи энда, в зависимости от того, смотрите вы романтическую комедию или криминальную драму.

Психотерапия может оказаться для вас не менее увлекательным опытом, чем просмотр хорошего кино, и не стоит прибегать к ней исключительно в ситуации кризиса, как к спасательному кругу. Возможности ее гораздо шире, чем «лечение» от негатива. Это похоже на создание романа с продолжением, от первого лица, в режиме реального времени, от главы к главе, от встречи к встрече. Один мой клиент сравнил терапию с прохождением компьютерной игры, с открытием новых уровней, неведомых пространств, нахождением кладов и обретением новых способностей. Присутствие терапевта как свидетеля, следуя этой аналогии, дает возможность «сохраняться». Иными словами, терапевт — это «летописец» пройденных вех, хранитель истории изменений и точка гравитации, в контакте с которой клиент может раз за разом заново обнаруживать себя настоящего среди всей невыносимой легкости своего бытия.


Рекомендуем почитать: Чего мы боимся, когда боимся идти к психологу?

Другие публикации
Выбрать терапевта