«Мой клиент — отношения пары». Психотерапевтка Елена Сергеева о парной терапии

413

В новом в материале рубрики «Интервью» разбираемся в психотерапии для двоих. В чем особенности парной терапии и как выбирают специалиста представители ЛГБТК+ сообщества, рассказывает Елена Сергеева.


Домик

В каком направлении ты работаешь с парами? В чем его особенности?

Я работаю с парами в методе эмоционально фокусированной терапии (ЭФТ). ЭФТ для меня — одно из измерений гештальт-подхода, поскольку много внимания уделяется чувствам, переживаниям и потребностям, которые стоят за ними. В основе метода лежит теория привязанности. То, как сформировалась наша связь с родителями, прямо влияет на наши отношения с близкими людьми и партнерами во взрослом возрасте.

В ЭФТ терапевт выступает консультантом по процессу, его клиент — отношения пары. Специалист не является стороной в отношениях, как это происходит в рамках многих методов терапии.

ЭФТ сравнивают с другими методами, потому что любая психотерапия имеет две цели: повышение осознанности и улучшение адаптивных механизмов.

С какими темами и на каком этапе отношений чаще всего приходят пары? Всегда ли терапия работает на сохранение отношений?

Если обобщить все запросы, можно сказать, что приходят, чтобы улучшить коммуникацию в паре, лучше перерабатывать конфликты. Второй по частоте запрос — принять решение: остаться в отношениях или расходиться. Каждая пара на каком-то этапе сталкивается с кризисом и понимает, что как раньше уже не может, а по-новому пока не умеет.

Есть обманчивое мнение, что терапия помогает парам остаться вместе, сохранить союз. Но всё в итоге может развиваться совершенно по другому сценарию. Цель терапии — не привести пару к какому-то определенному «правильному» результату. В ходе терапии мы опираемся на потребности партнеров. Например, приходит семья, которая планирует развод, но накопившееся напряжение и обиды не дают возможности выстроить диалог. У них есть общие дети, их запрос — наладить коммуникацию для цивилизованного расставания и найти возможности остаться вменяемыми родителями для общих детей. Бывает, партнерам трудно пережить такие сложные события, как потеря близкого, переезд в другую страну, депрессия или тяжелая болезнь одного из партнеров. Это сильный стресс на личностном уровне, который, конечно же, влияет на отношения пары.


Рекомендуем также посмотреть: Как быть собой в отношениях?


Отдельной темой хотелось бы отметить измену. Пары приходят, чтобы разобраться с этим, и часто спрашивают, можно ли простить. Однозначного ответа нет. Большинство пар, вероятно, столкнутся с этим событием. Вопрос в том, что у одних хватит ресурса проработать измену, понять, откуда она взялась и как с этим быть, а у других этих ресурсов оказывается недостаточно. И это может стать финальной раной привязанности, которая сильно нарушит доверие между партнерами. В итоге пара распадется.

Какие пары меньше ссорятся? От чего это зависит?

В рамках ЭФТ проводили исследование уровня удовлетворенности отношениями в паре. Изначальная гипотеза состояла в том, что пары с меньшим количеством конфликтов и ссор — более удовлетворены. В результате оказалось, что количество конфликтов во всех парах было примерно одинаковым. Разница заключалась в том, как пары перерабатывают конфликты и что делают после. Нет таких пар, в которых не случаются конфликты, где не ранят друг друга. Всегда есть накопленная агрессия, которая рано или поздно проявляется в виде ссор с близким человеком. Пары с удовлетворительным уровнем отношений находят пути разрешения конфликта и подход к переживаниям друг друга. Такой союз всегда крепче. Другим же парам, в которых конфликты сопровождаются замалчиванием или агрессией, — сложнее. В этом случае помогает эмоционально фокусированная терапия.

игрушечный домик

Какой средний возраст клиентов, которые приходят на парную терапию? Зависит ли это от жизненного опыта?

Чаще приходят люди, у которых есть опыт личной терапии. Навыки построения отношений — не то, с чем мы рождаемся. Мы приобретаем их по ходу жизни и, к сожалению, этому не учат в школе или университете. Задумываться о потребностях своей пары и о походе на парную терапию — пока еще атрибуты западного мира. Это приятные плоды 21-го века, когда мы можем позволить себе переживать о качестве жизни и отношений, а не только о выживании.

Чаще все-таки обращаются клиенты, для которых психотерапия — часть жизненных рутин. В большинстве своем — средний класс и выше, то есть те, у кого есть ресурс и интерес к пониманию себя. От возраста это не зависит.

Что конкретно меняется во время терапии, на чем концентрируется терапевт в работе? Чему пара учится?

В ЭФТ мы много работаем с конфликтами и негативными циклами пары. Последнее — общий сценарий всех конфликтов. Каждая ссора развивается по стандартному для этой пары плану.

Каждый партнер стабильно занимает определенную роль: избегающего или преследующего. Обычно пары состоят из двух противоположных ролей. Реже в терапию приходят пары, где оба партнера в избегающей роли. Зачастую, прогноз для таких пар хуже. Если в паре оба преследующих, то они, скорее всего, всё выяснят еще до того, как попасть в кабинет к терапевту.

Мне очень нравится формулировка на тему того, как важно осознавать наши модели и роли: «Преследуя и избегая, каждый из партнеров спасает отношения». Это показывает, как важно становиться на сторону другого. Происходит какая-то магия, когда мы начинаем разбираться в противоположной роли и осознавать ее. В такие моменты оба понимают, как можно начать двигаться по новому пути, развиваться и улучшать качество отношений.


Рекомендуем почитать: Семья или свобода?


Большинство конфликтов развиваются по похожему сценарию. Один партнер начинает копать, пытается прояснить, спорит, возмущается, а другой демонстрирует избегание: молчит, замыкается, вплоть до физической изоляции. Такая ситуация очень ранит каждого из партнеров.

Основная работа первого этапа ЭФТ касается того, что пары учатся опознавать этот негативный цикл, понимать, что лежит в основе, и вовремя переключаться на ресурсные формы коммуникации. Эти навыки сами по себе уже снимают большую часть напряжения. В итоге коммуникация в паре улучшается, становится проще и безопаснее, партнеры начинают говорить о своих чувствах, переживаниях и потребностях, это означает, что можно переходить ко второму этапу в терапии.

Первый этап можно назвать «Тушение пожаров», а второй — «Высаживание леса».

Второй этап метода ЭФТ касается глубинных потребностей в отношениях. Это непростая задача, и в основном к ней приходят уже с хорошим опытом терапии. Ведь одно дело — осознать себя, и совсем другое — партнера.

Кукольный домик

Типичные кризисы отношений (связанные со стажем отношений или с событиями вроде переезда или рождения ребенка) — они действительно существуют или это миф?

Это и правда, и неправда. Кризис зависит не от временного промежутка, а от этапа отношений, на котором сейчас находится пара. Ведь каждый союз движется со своей скоростью.

Конечно, рождение ребенка или переезд в другую страну — это всегда кризисные моменты. Статистически до 90% пар испытывают ухудшение отношений в первые годы жизни ребенка. Или, например, у пары была комфортная в бытовом и финансовом плане жизнь, но на каком-то этапе они переезжают в другую страну. Первые несколько лет эмиграции особенно сложны, и это сильно меняет контекст пары и, зачастую, распределение ролей. Такое количество стресса и напряжение обостряет дефициты и конфликты, которые ранее могли быть скрыты.


Советуем также почитать: Что делать с ревностью?


У нас есть свежий пример периода локдауна, который закономерно повлек всплеск разводов. Люди сталкиваются лицом к лицу с собой и с партнером, и, конечно, — со всеми моментами, которые не устраивают их в отношениях. Если у пары достаточно готовности и ресурсов, это может стать хорошим поводом для начала работы над отношениями, в противном случае — необходимой энергией для выхода из отношений.

Будет ли эффективна парная терапия, если один из партнеров никогда не был у психотерапевта? Если я не научился осознавать себя, как я научусь понимать другого?

У всех изначально разный уровень осознанности. В парной терапии мы движемся со скоростью системы, терапевт не может подогнать осознания или изменения. Ведь наш клиент — это отношения. Если кто-то из партнеров зависает, процесс зависает вместе с ним. Терапия помогает партнеру с любым опытом учиться понимать себя и работать над построением коммуникации с другими. Нет такого, что если кто-то не справляется, мы говорим «Тебе двойка. Поехали дальше. Отстающих не ждем». Пара для того и пришла к психотерапевту, чтобы какие-то сложные и непонятные для себя места подсветить, облечь то, что происходит с ними, в слова, наводить мостики друг к другу, учиться быть рядом в трудных местах.

Есть ли противопоказания к парной терапии? Какие?

Первое — любой вид зависимости одного из партнеров: алкогольная, химическая, игровая. Когда зависимый партнер находится в активной фазе и не планирует ничего с этим делать. Если же человек проходит лечение, находится в стадии ремиссии, то работа возможна. ЭФТ — это не о спасении одного из партнеров.

Вторым противопоказанием является насилие в паре. Будь оно физическое или эмоциональное. Терапия — не об исправлении кого-либо из партнеров.


Возможно вам также будет интересно: Как понять, есть ли у пары будущее


И третий случай — когда у кого-то из партнеров есть параллельные отношения, которые не планируют разрывать. Например, приходит пара и кто-то говорит: «Меня всё устраивает, а вот мужа/жену — нет. Сделайте так, чтобы устраивало». Измена — это сильные раны для отношений и, как правило, они возникают нелегально, когда отношения пары эксклюзивны и закрыты. При наличии параллельных отношений мы не можем работать над безопасной и надежной привязанностью в паре, это обман. Некоторые терапевты работают с полиаморными парами, но тут важно понимать, что о такой системе отношений партнеры сознательно договорились, она изначально легальна.

кукольная игрушка

Из 10 пар, которые к вам обращаются, сколько представляют ЛГБТК+? От чего это зависит?

Таких пар в моей практике четверть. Но сложно сказать объективно, поскольку я пишу о себе и говорю в сообществе коллег, что я ЛГБТК+ friendly терапевтка. Пока в нашей культуре, где много неприятия, это всё же необходимо обозначать. Хоть можно долго спорить о том, что каждый терапевт должен соблюдать этический кодекс и учить биологию в школе.

Многие выбирают терапевта по рекомендациям. Могу сказать, что пары ЛГБТК+ выбирают еще более тщательно.

В чем отличие работы, все-таки пока ещё, с «меньшинством»?

Отличий в подходе или в методе нет, поскольку терапевтическая работа не зависит от пола, гендера или сексуальной ориентации. В фокусе ЭФТ — всегда отношения и механизмы привязанности. Этот метод также применяется и в работе с родителями и детьми.

Я могу отметить некоторую разность контекстов для пар. Пары ЛГБТК+ сталкиваются с большими ограничениями и стрессом в плане публичности/открытости и в вопросе воспитания детей. Несомненно это добавляет стресса в отношения.

Например, одному из пары важно, чтобы близкие воспринимали его и партнера как пару, познакомиться с родителями, проводить вместе семейные праздники. А для второго партнера — это вопрос личной безопасности, связанный с непростым и даже травматическим опытом.

С другой стороны, субъективно я могу отметить, что баланс партнерских ролей в таких парах, как правило, лучше и давление гендерных стереотипов меньше. Например, гомосексуальная пара, скорее всего, не будет спорить о том, кто должен поменять памперс малышу или мыть посуду.

Как людям с другими предпочтениями выбрать психотерапевта и довериться ему?

К сожалению, нет другой рекомендации, кроме как пробовать. Я рекомендую ориентироваться на два параметра.

Первый — профессиональные компетенции терапевта и соблюдение этического кодекса: где учился, как долго, как относится к этическим стандартам профессии, оговаривает ли правила терапии, которые защищают клиента и терапевта, оговаривает ли форматы работы и сроки, дает ли понятные ответы на ваши вопросы.

Второй — насколько вам комфортно со специалистом: разговаривать, делиться личными переживаниями, уязвимыми моментами, слышать его/ее комментарии.

Можно напрямую спрашивать специалиста, как она/он относится к ЛГБТК+ парам. Такой ответ многое прояснит.

Насколько эффективен метод ЭФТ?

Исследования показали, что 85% пар, которые проходили ЭФТ, смогли улучшить свои отношения. Это говорит о том, что, если мы уделяем внимание своей связи с партнером, всё очень даже может работать на нас.


Рекомендуем также послушать: Роберт Резник. Терапия пар. Новая парадигма

В новом в материале рубрики «Интервью» разбираемся в психотерапии для двоих. В чем особенности парной терапии и как выбирают специалиста представители ЛГБТК+ сообщества, рассказывает Елена Сергеева.


Домик

В каком направлении ты работаешь с парами? В чем его особенности?

Я работаю с парами в методе эмоционально фокусированной терапии (ЭФТ). ЭФТ для меня — одно из измерений гештальт-подхода, поскольку много внимания уделяется чувствам, переживаниям и потребностям, которые стоят за ними. В основе метода лежит теория привязанности. То, как сформировалась наша связь с родителями, прямо влияет на наши отношения с близкими людьми и партнерами во взрослом возрасте.

В ЭФТ терапевт выступает консультантом по процессу, его клиент — отношения пары. Специалист не является стороной в отношениях, как это происходит в рамках многих методов терапии.

ЭФТ сравнивают с другими методами, потому что любая психотерапия имеет две цели: повышение осознанности и улучшение адаптивных механизмов.

С какими темами и на каком этапе отношений чаще всего приходят пары? Всегда ли терапия работает на сохранение отношений?

Если обобщить все запросы, можно сказать, что приходят, чтобы улучшить коммуникацию в паре, лучше перерабатывать конфликты. Второй по частоте запрос — принять решение: остаться в отношениях или расходиться. Каждая пара на каком-то этапе сталкивается с кризисом и понимает, что как раньше уже не может, а по-новому пока не умеет.

Есть обманчивое мнение, что терапия помогает парам остаться вместе, сохранить союз. Но всё в итоге может развиваться совершенно по другому сценарию. Цель терапии — не привести пару к какому-то определенному «правильному» результату. В ходе терапии мы опираемся на потребности партнеров. Например, приходит семья, которая планирует развод, но накопившееся напряжение и обиды не дают возможности выстроить диалог. У них есть общие дети, их запрос — наладить коммуникацию для цивилизованного расставания и найти возможности остаться вменяемыми родителями для общих детей. Бывает, партнерам трудно пережить такие сложные события, как потеря близкого, переезд в другую страну, депрессия или тяжелая болезнь одного из партнеров. Это сильный стресс на личностном уровне, который, конечно же, влияет на отношения пары.


Рекомендуем также посмотреть: Как быть собой в отношениях?


Отдельной темой хотелось бы отметить измену. Пары приходят, чтобы разобраться с этим, и часто спрашивают, можно ли простить. Однозначного ответа нет. Большинство пар, вероятно, столкнутся с этим событием. Вопрос в том, что у одних хватит ресурса проработать измену, понять, откуда она взялась и как с этим быть, а у других этих ресурсов оказывается недостаточно. И это может стать финальной раной привязанности, которая сильно нарушит доверие между партнерами. В итоге пара распадется.

Какие пары меньше ссорятся? От чего это зависит?

В рамках ЭФТ проводили исследование уровня удовлетворенности отношениями в паре. Изначальная гипотеза состояла в том, что пары с меньшим количеством конфликтов и ссор — более удовлетворены. В результате оказалось, что количество конфликтов во всех парах было примерно одинаковым. Разница заключалась в том, как пары перерабатывают конфликты и что делают после. Нет таких пар, в которых не случаются конфликты, где не ранят друг друга. Всегда есть накопленная агрессия, которая рано или поздно проявляется в виде ссор с близким человеком. Пары с удовлетворительным уровнем отношений находят пути разрешения конфликта и подход к переживаниям друг друга. Такой союз всегда крепче. Другим же парам, в которых конфликты сопровождаются замалчиванием или агрессией, — сложнее. В этом случае помогает эмоционально фокусированная терапия.

игрушечный домик

Какой средний возраст клиентов, которые приходят на парную терапию? Зависит ли это от жизненного опыта?

Чаще приходят люди, у которых есть опыт личной терапии. Навыки построения отношений — не то, с чем мы рождаемся. Мы приобретаем их по ходу жизни и, к сожалению, этому не учат в школе или университете. Задумываться о потребностях своей пары и о походе на парную терапию — пока еще атрибуты западного мира. Это приятные плоды 21-го века, когда мы можем позволить себе переживать о качестве жизни и отношений, а не только о выживании.

Чаще все-таки обращаются клиенты, для которых психотерапия — часть жизненных рутин. В большинстве своем — средний класс и выше, то есть те, у кого есть ресурс и интерес к пониманию себя. От возраста это не зависит.

Что конкретно меняется во время терапии, на чем концентрируется терапевт в работе? Чему пара учится?

В ЭФТ мы много работаем с конфликтами и негативными циклами пары. Последнее — общий сценарий всех конфликтов. Каждая ссора развивается по стандартному для этой пары плану.

Каждый партнер стабильно занимает определенную роль: избегающего или преследующего. Обычно пары состоят из двух противоположных ролей. Реже в терапию приходят пары, где оба партнера в избегающей роли. Зачастую, прогноз для таких пар хуже. Если в паре оба преследующих, то они, скорее всего, всё выяснят еще до того, как попасть в кабинет к терапевту.

Мне очень нравится формулировка на тему того, как важно осознавать наши модели и роли: «Преследуя и избегая, каждый из партнеров спасает отношения». Это показывает, как важно становиться на сторону другого. Происходит какая-то магия, когда мы начинаем разбираться в противоположной роли и осознавать ее. В такие моменты оба понимают, как можно начать двигаться по новому пути, развиваться и улучшать качество отношений.


Рекомендуем почитать: Семья или свобода?


Большинство конфликтов развиваются по похожему сценарию. Один партнер начинает копать, пытается прояснить, спорит, возмущается, а другой демонстрирует избегание: молчит, замыкается, вплоть до физической изоляции. Такая ситуация очень ранит каждого из партнеров.

Основная работа первого этапа ЭФТ касается того, что пары учатся опознавать этот негативный цикл, понимать, что лежит в основе, и вовремя переключаться на ресурсные формы коммуникации. Эти навыки сами по себе уже снимают большую часть напряжения. В итоге коммуникация в паре улучшается, становится проще и безопаснее, партнеры начинают говорить о своих чувствах, переживаниях и потребностях, это означает, что можно переходить ко второму этапу в терапии.

Первый этап можно назвать «Тушение пожаров», а второй — «Высаживание леса».

Второй этап метода ЭФТ касается глубинных потребностей в отношениях. Это непростая задача, и в основном к ней приходят уже с хорошим опытом терапии. Ведь одно дело — осознать себя, и совсем другое — партнера.

Кукольный домик

Типичные кризисы отношений (связанные со стажем отношений или с событиями вроде переезда или рождения ребенка) — они действительно существуют или это миф?

Это и правда, и неправда. Кризис зависит не от временного промежутка, а от этапа отношений, на котором сейчас находится пара. Ведь каждый союз движется со своей скоростью.

Конечно, рождение ребенка или переезд в другую страну — это всегда кризисные моменты. Статистически до 90% пар испытывают ухудшение отношений в первые годы жизни ребенка. Или, например, у пары была комфортная в бытовом и финансовом плане жизнь, но на каком-то этапе они переезжают в другую страну. Первые несколько лет эмиграции особенно сложны, и это сильно меняет контекст пары и, зачастую, распределение ролей. Такое количество стресса и напряжение обостряет дефициты и конфликты, которые ранее могли быть скрыты.


Советуем также почитать: Что делать с ревностью?


У нас есть свежий пример периода локдауна, который закономерно повлек всплеск разводов. Люди сталкиваются лицом к лицу с собой и с партнером, и, конечно, — со всеми моментами, которые не устраивают их в отношениях. Если у пары достаточно готовности и ресурсов, это может стать хорошим поводом для начала работы над отношениями, в противном случае — необходимой энергией для выхода из отношений.

Будет ли эффективна парная терапия, если один из партнеров никогда не был у психотерапевта? Если я не научился осознавать себя, как я научусь понимать другого?

У всех изначально разный уровень осознанности. В парной терапии мы движемся со скоростью системы, терапевт не может подогнать осознания или изменения. Ведь наш клиент — это отношения. Если кто-то из партнеров зависает, процесс зависает вместе с ним. Терапия помогает партнеру с любым опытом учиться понимать себя и работать над построением коммуникации с другими. Нет такого, что если кто-то не справляется, мы говорим «Тебе двойка. Поехали дальше. Отстающих не ждем». Пара для того и пришла к психотерапевту, чтобы какие-то сложные и непонятные для себя места подсветить, облечь то, что происходит с ними, в слова, наводить мостики друг к другу, учиться быть рядом в трудных местах.

Есть ли противопоказания к парной терапии? Какие?

Первое — любой вид зависимости одного из партнеров: алкогольная, химическая, игровая. Когда зависимый партнер находится в активной фазе и не планирует ничего с этим делать. Если же человек проходит лечение, находится в стадии ремиссии, то работа возможна. ЭФТ — это не о спасении одного из партнеров.

Вторым противопоказанием является насилие в паре. Будь оно физическое или эмоциональное. Терапия — не об исправлении кого-либо из партнеров.


Возможно вам также будет интересно: Как понять, есть ли у пары будущее


И третий случай — когда у кого-то из партнеров есть параллельные отношения, которые не планируют разрывать. Например, приходит пара и кто-то говорит: «Меня всё устраивает, а вот мужа/жену — нет. Сделайте так, чтобы устраивало». Измена — это сильные раны для отношений и, как правило, они возникают нелегально, когда отношения пары эксклюзивны и закрыты. При наличии параллельных отношений мы не можем работать над безопасной и надежной привязанностью в паре, это обман. Некоторые терапевты работают с полиаморными парами, но тут важно понимать, что о такой системе отношений партнеры сознательно договорились, она изначально легальна.

кукольная игрушка

Из 10 пар, которые к вам обращаются, сколько представляют ЛГБТК+? От чего это зависит?

Таких пар в моей практике четверть. Но сложно сказать объективно, поскольку я пишу о себе и говорю в сообществе коллег, что я ЛГБТК+ friendly терапевтка. Пока в нашей культуре, где много неприятия, это всё же необходимо обозначать. Хоть можно долго спорить о том, что каждый терапевт должен соблюдать этический кодекс и учить биологию в школе.

Многие выбирают терапевта по рекомендациям. Могу сказать, что пары ЛГБТК+ выбирают еще более тщательно.

В чем отличие работы, все-таки пока ещё, с «меньшинством»?

Отличий в подходе или в методе нет, поскольку терапевтическая работа не зависит от пола, гендера или сексуальной ориентации. В фокусе ЭФТ — всегда отношения и механизмы привязанности. Этот метод также применяется и в работе с родителями и детьми.

Я могу отметить некоторую разность контекстов для пар. Пары ЛГБТК+ сталкиваются с большими ограничениями и стрессом в плане публичности/открытости и в вопросе воспитания детей. Несомненно это добавляет стресса в отношения.

Например, одному из пары важно, чтобы близкие воспринимали его и партнера как пару, познакомиться с родителями, проводить вместе семейные праздники. А для второго партнера — это вопрос личной безопасности, связанный с непростым и даже травматическим опытом.

С другой стороны, субъективно я могу отметить, что баланс партнерских ролей в таких парах, как правило, лучше и давление гендерных стереотипов меньше. Например, гомосексуальная пара, скорее всего, не будет спорить о том, кто должен поменять памперс малышу или мыть посуду.

Как людям с другими предпочтениями выбрать психотерапевта и довериться ему?

К сожалению, нет другой рекомендации, кроме как пробовать. Я рекомендую ориентироваться на два параметра.

Первый — профессиональные компетенции терапевта и соблюдение этического кодекса: где учился, как долго, как относится к этическим стандартам профессии, оговаривает ли правила терапии, которые защищают клиента и терапевта, оговаривает ли форматы работы и сроки, дает ли понятные ответы на ваши вопросы.

Второй — насколько вам комфортно со специалистом: разговаривать, делиться личными переживаниями, уязвимыми моментами, слышать его/ее комментарии.

Можно напрямую спрашивать специалиста, как она/он относится к ЛГБТК+ парам. Такой ответ многое прояснит.

Насколько эффективен метод ЭФТ?

Исследования показали, что 85% пар, которые проходили ЭФТ, смогли улучшить свои отношения. Это говорит о том, что, если мы уделяем внимание своей связи с партнером, всё очень даже может работать на нас.


Рекомендуем также послушать: Роберт Резник. Терапия пар. Новая парадигма

Другие публикации
Выберите терапевта