Пошел на психотерапию и стало хуже: почему так кажется?

1233

Вокруг психотерапии, как и всегда при недостатке информации о чем-то новом, накапливается немало мифов. И если резко негативные представления вроде «психотерапия только для ненормальных» почти остались в прошлом, — появляются новые, в том числе о том, что от психотерапии обязательно должно становиться лучше и только лучше, буквально с каждой сессией. А если становится хуже, то «что-то тут не так»: или с клиентом, или с терапевтом, или с методом терапии, или со всем одновременно.

Из своего опыта и опыта знакомых, которые были не против это обсудить, я собрала несколько ситуаций, в которых от терапии на некоторое время может становиться субъективно хуже.

Феерверки

Неприятные воспоминания и «приветы из прошлого»

Современные психотерапевтические подходы сконцентрированы на настоящем намного сильнее, чем принято считать. Никто не заставит вас рассказывать о детстве и копаться в прошлом, если вы этого не хотите, но так или иначе прошлое всплывает само: привычные сценарии поведения и методы реагирования, взгляды на мир и представления о самом себе откуда-то взялись, — и нередко это то, что звучало или происходило в семье. Многие неприятные воспоминания успевают забыться, чтобы потом неожиданно выпрыгнуть на нас в психотерапии. И это не всегда приятно, мягко скажем.


Вам будет интересно: Чего мы боимся, когда боимся идти к психологу?


Причем не только самим фактом неприятного опыта, но и злостью, что с нами маленькими поступали жестоко или несправедливо, досадой, что последствия тянулись и портили нам жизнь столько лет, обидой или грустью, которые мы не сумели выразить, когда это было актуально. Весь этот клубок может подпортить настроение, в том числе между сессиями, и создать ощущение, что от психотерапии становится хуже.

Хорошая новость в том, что никакая эмоция не может длиться вечно, — и со временем интенсивность будет спадать и давние события перестанут преследовать.

Выстраивание границ и «инерция системы»

Представим себе человека, которому очень сложно сказать «нет», который боится осуждения и отвержения и формирует свою ценность по принципу «хвалят — значит я хороший, ругают — значит я плохой». Скорее всего, такой человек пытается быть удобным, неконфликтным, полезным и мягким. В какой-то момент он понимает, как много энергии сливается в попытки добиться похвалы и как долго его личные потребности и цели остаются без внимания. Через несколько месяцев психотерапии человек находит силы, чтобы потихоньку отстаивать свои границы: отказаться от неоплачиваемой работы на выходных, попросить родителей не критиковать его внешность, отказаться помогать «друзьям», которые звонят только ради денег или услуги.


Также рекомендуем почитать: Психотерапия: инструкция по применению


По моему опыту, здесь стоит ожидать сразу два типа сложностей. Во-первых, с непривычки будет непонятно, «с какой силой» нужно отказывать. Дети, которые учатся играть на пианино, часто со всей силы колотят по клавишам, — так и мы, пытаясь защитить неокрепшие границы, можем случайно перегибать. Во-вторых, система (будь то семья или работа) начнет сопротивляться переменам: осуждать за резкость, говорить, что «психотерапия совсем запудрила тебе голову» и «раньше ты таким не был».

В итоге может сложиться ощущение, что отношения от психотерапии не налаживаются, как мечталось, а только портятся, да и «правильно» заявить о своих желаниях тоже никак не получается. Хорошая новость в том, что со временем новые навыки стабилизируются и станут автоматическими, какие-то отношения найдут новый баланс, какие-то — закончатся.

Фестиваль, психотерапия

Столкновение ожиданий и реальности

Мой личный топ ожиданий, с которыми я входила в терапию много лет назад, выглядит, пожалуй, так:

1. Психотерапия — это ненадолго, сейчас мне всё объяснят обо мне и мире, и буквально за пару месяцев мы закончим, а я выйду «как новенькая» и с готовым алгоритмом: «если хочешь этого — делай вот так, если того — делай вот то».

Оказалось, что самое острое действительно можно «залатать» за несколько месяцев, но если хочется разобраться и прокопать «до руды», это не быстро.

2. Психотерапия научит меня делать как-то так, чтобы окружающие меня люди изменили свое поведение: подбирать правильные слова, как-то особенно на них влиять, что-то им пояснять и доказывать. С одной стороны, психотерапия дает целый ящик инструментов для самовыражения и прямой коммуникации, но с другой, — от идеи поменять поведение окружающих лучше отказаться побыстрее.

3. Психотерапия научит меня никогда в жизни не переживать неприятных эмоций, я больше не буду злиться, грустить, тревожиться или обижаться. Эта идея почему-то очень живучая. Оказалось, что это вряд ли возможно. Хотя, с другой стороны, неприятные эмоции перестали быть невыносимыми, стали более соразмерны реальности, а некоторые чувства (например, иррациональный приступ страха без всякой внешней причины) и правда исчезли из моей жизни. Правда, где-то на третий год.

4. Благодаря психотерапии я смогу уживаться с токсичными, агрессивными или ненадежными людьми, в общем, меня постигнет некое просветление. Оказалось, что я, может, и смогу, — но вряд ли захочу. Да и вопрос «а зачем мне это надо?» возникает в психотерапии так часто, что изначальные цели могут измениться до неузнаваемости.


Советуем почитать: Границы в психотерапии: следовать ли правилам?


Феерверк, психотерапия

Разочарование в терапевте

Когда ожидания сталкиваются с реальностью, разочарование и недовольство могут быть такими сильными, что захлестывает в том числе и фигуру терапевта.

Часто такое разочарование наступает, когда становится понятно, что терапевт тоже живой и достаточно обычный человек, который может испытывать трудности в своей жизни, иногда грустит, пугается или расстраивается и не умеет решать все проблемы взмахом волшебной палочки. Это неприятно осознавать первое время, особенно если успела сформироваться идея об идеальном и всесильном «родителе», но хорошая новость в том, что наблюдая, как терапевт справляется со своими ограничениями и проблемами, принимая и осознавая их, мы учимся признавать свои собственные ограничения, меньше стыдиться и не воевать с собой, больше не пытаемся создать «идеального себя» и отбросить «всё лишнее».

Осознание, что некоторые вещи никогда не изменятся

Период осознания, что есть вещи, которые нельзя исправить, наладить и починить раз и навсегда, не обязательно наступает у всех, но если он наступает, то может стать одним из самых неприятных в терапии. Что есть отношения, которые никогда не наладятся; если в детстве нам не повезло иметь поддерживающую дружную семью, то перенестись в прошлое и всё починить уже выйдет; сделанные в прошлом выборы были сделаны, и как бы хорошо мы ни осознавали их ошибочность, — есть вещи, которые не исправить.

Вполне нормально чувствовать бессилие, злость или грусть. Может появиться желание обесценить прогресс с позиции «всё это бессмысленно и ничего уже не спасти».

Каким бы острым ни было это отчаяние, — оно тоже постепенно пройдет, позволив посмотреть на свои реальные возможности более здраво и, возможно, заметить что-то новое.

Тритфилд, психотерапия

Как ни странно, нелинейный прогресс, с откатами и прорывами, с периодами затишья или ощущением, что становится хуже, — это и есть психотерапевтический прогресс. Как и в обучении, творчестве или работе, в психотерапии не стоит ожидать движения «только вперед!». Но и эти периоды ухудшений — часть развития, и в долгосрочной перспективе обязательно дают плоды.


Также вам будет интересно: Что делать между сессиями, чтобы психотерапия была эффективной?

Вокруг психотерапии, как и всегда при недостатке информации о чем-то новом, накапливается немало мифов. И если резко негативные представления вроде «психотерапия только для ненормальных» почти остались в прошлом, — появляются новые, в том числе о том, что от психотерапии обязательно должно становиться лучше и только лучше, буквально с каждой сессией. А если становится хуже, то «что-то тут не так»: или с клиентом, или с терапевтом, или с методом терапии, или со всем одновременно.

Из своего опыта и опыта знакомых, которые были не против это обсудить, я собрала несколько ситуаций, в которых от терапии на некоторое время может становиться субъективно хуже.

Феерверки

Неприятные воспоминания и «приветы из прошлого»

Современные психотерапевтические подходы сконцентрированы на настоящем намного сильнее, чем принято считать. Никто не заставит вас рассказывать о детстве и копаться в прошлом, если вы этого не хотите, но так или иначе прошлое всплывает само: привычные сценарии поведения и методы реагирования, взгляды на мир и представления о самом себе откуда-то взялись, — и нередко это то, что звучало или происходило в семье. Многие неприятные воспоминания успевают забыться, чтобы потом неожиданно выпрыгнуть на нас в психотерапии. И это не всегда приятно, мягко скажем.


Вам будет интересно: Чего мы боимся, когда боимся идти к психологу?


Причем не только самим фактом неприятного опыта, но и злостью, что с нами маленькими поступали жестоко или несправедливо, досадой, что последствия тянулись и портили нам жизнь столько лет, обидой или грустью, которые мы не сумели выразить, когда это было актуально. Весь этот клубок может подпортить настроение, в том числе между сессиями, и создать ощущение, что от психотерапии становится хуже.

Хорошая новость в том, что никакая эмоция не может длиться вечно, — и со временем интенсивность будет спадать и давние события перестанут преследовать.

Выстраивание границ и «инерция системы»

Представим себе человека, которому очень сложно сказать «нет», который боится осуждения и отвержения и формирует свою ценность по принципу «хвалят — значит я хороший, ругают — значит я плохой». Скорее всего, такой человек пытается быть удобным, неконфликтным, полезным и мягким. В какой-то момент он понимает, как много энергии сливается в попытки добиться похвалы и как долго его личные потребности и цели остаются без внимания. Через несколько месяцев психотерапии человек находит силы, чтобы потихоньку отстаивать свои границы: отказаться от неоплачиваемой работы на выходных, попросить родителей не критиковать его внешность, отказаться помогать «друзьям», которые звонят только ради денег или услуги.


Также рекомендуем почитать: Психотерапия: инструкция по применению


По моему опыту, здесь стоит ожидать сразу два типа сложностей. Во-первых, с непривычки будет непонятно, «с какой силой» нужно отказывать. Дети, которые учатся играть на пианино, часто со всей силы колотят по клавишам, — так и мы, пытаясь защитить неокрепшие границы, можем случайно перегибать. Во-вторых, система (будь то семья или работа) начнет сопротивляться переменам: осуждать за резкость, говорить, что «психотерапия совсем запудрила тебе голову» и «раньше ты таким не был».

В итоге может сложиться ощущение, что отношения от психотерапии не налаживаются, как мечталось, а только портятся, да и «правильно» заявить о своих желаниях тоже никак не получается. Хорошая новость в том, что со временем новые навыки стабилизируются и станут автоматическими, какие-то отношения найдут новый баланс, какие-то — закончатся.

Фестиваль, психотерапия

Столкновение ожиданий и реальности

Мой личный топ ожиданий, с которыми я входила в терапию много лет назад, выглядит, пожалуй, так:

1. Психотерапия — это ненадолго, сейчас мне всё объяснят обо мне и мире, и буквально за пару месяцев мы закончим, а я выйду «как новенькая» и с готовым алгоритмом: «если хочешь этого — делай вот так, если того — делай вот то».

Оказалось, что самое острое действительно можно «залатать» за несколько месяцев, но если хочется разобраться и прокопать «до руды», это не быстро.

2. Психотерапия научит меня делать как-то так, чтобы окружающие меня люди изменили свое поведение: подбирать правильные слова, как-то особенно на них влиять, что-то им пояснять и доказывать. С одной стороны, психотерапия дает целый ящик инструментов для самовыражения и прямой коммуникации, но с другой, — от идеи поменять поведение окружающих лучше отказаться побыстрее.

3. Психотерапия научит меня никогда в жизни не переживать неприятных эмоций, я больше не буду злиться, грустить, тревожиться или обижаться. Эта идея почему-то очень живучая. Оказалось, что это вряд ли возможно. Хотя, с другой стороны, неприятные эмоции перестали быть невыносимыми, стали более соразмерны реальности, а некоторые чувства (например, иррациональный приступ страха без всякой внешней причины) и правда исчезли из моей жизни. Правда, где-то на третий год.

4. Благодаря психотерапии я смогу уживаться с токсичными, агрессивными или ненадежными людьми, в общем, меня постигнет некое просветление. Оказалось, что я, может, и смогу, — но вряд ли захочу. Да и вопрос «а зачем мне это надо?» возникает в психотерапии так часто, что изначальные цели могут измениться до неузнаваемости.


Советуем почитать: Границы в психотерапии: следовать ли правилам?


Феерверк, психотерапия

Разочарование в терапевте

Когда ожидания сталкиваются с реальностью, разочарование и недовольство могут быть такими сильными, что захлестывает в том числе и фигуру терапевта.

Часто такое разочарование наступает, когда становится понятно, что терапевт тоже живой и достаточно обычный человек, который может испытывать трудности в своей жизни, иногда грустит, пугается или расстраивается и не умеет решать все проблемы взмахом волшебной палочки. Это неприятно осознавать первое время, особенно если успела сформироваться идея об идеальном и всесильном «родителе», но хорошая новость в том, что наблюдая, как терапевт справляется со своими ограничениями и проблемами, принимая и осознавая их, мы учимся признавать свои собственные ограничения, меньше стыдиться и не воевать с собой, больше не пытаемся создать «идеального себя» и отбросить «всё лишнее».

Осознание, что некоторые вещи никогда не изменятся

Период осознания, что есть вещи, которые нельзя исправить, наладить и починить раз и навсегда, не обязательно наступает у всех, но если он наступает, то может стать одним из самых неприятных в терапии. Что есть отношения, которые никогда не наладятся; если в детстве нам не повезло иметь поддерживающую дружную семью, то перенестись в прошлое и всё починить уже выйдет; сделанные в прошлом выборы были сделаны, и как бы хорошо мы ни осознавали их ошибочность, — есть вещи, которые не исправить.

Вполне нормально чувствовать бессилие, злость или грусть. Может появиться желание обесценить прогресс с позиции «всё это бессмысленно и ничего уже не спасти».

Каким бы острым ни было это отчаяние, — оно тоже постепенно пройдет, позволив посмотреть на свои реальные возможности более здраво и, возможно, заметить что-то новое.

Тритфилд, психотерапия

Как ни странно, нелинейный прогресс, с откатами и прорывами, с периодами затишья или ощущением, что становится хуже, — это и есть психотерапевтический прогресс. Как и в обучении, творчестве или работе, в психотерапии не стоит ожидать движения «только вперед!». Но и эти периоды ухудшений — часть развития, и в долгосрочной перспективе обязательно дают плоды.


Также вам будет интересно: Что делать между сессиями, чтобы психотерапия была эффективной?

Другие публикации
Выбрать терапевта