Нарциссизм — болезнь хороших детей

991

Статья написаны по мотивам семинара с Маргеритой Спаньолой Лобб (Margherita Spagnuolo Lobb), — директором Итальянского института гештальта и президентом Итальянской федерации психотерапевтических ассоциаций.

Нарциссизм — новая норма?

Про нарциссизм написано очень много. Чаще всего людей с нарциссическим характером описывают как самовлюбленных, высокомерных и эгоистичных. Считается, что они постоянно нуждаются в похвале и обладают грандиозным самомнением. Отношения такие люди строят исключительно на выгоде, для достижения собственных целей. По мнению общества, они завистливы, манипулятивны, холодны, не эмпатичны, не умеют сочувствовать, но могут имитировать сочувствие. Единственная цель и смысл для них — это успех, власть, великолепие, красота: всё безупречное и идеальное.

Получается не очень приятная личность, с которой не хочется себя ассоциировать.

У любого типа личности могут быть разные степени проявления — легкие, умеренные или тяжелые. Тяжелые формы относятся скорее к расстройствам личности. К примеру, в фильме «Американский психопат» главный герой изображен с крайней степенью нарциссизма — психопатической.

Сегодня нарциссические черты настолько распространены, что практически стали нормой. Почти все мы хотим, чтобы нас хвалили и нами восхищались. Мы ищем признания, часто завидуем и порой манипулируем ради собственной выгоды.

По словам Маргериты, сейчас ведутся дискуссии о том, чтоб исключить нарциссизм как расстройство личности из последнего переиздания DSM (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders — Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, издаваемое в США).

Я хочу рассмотреть природу нарциссизма прежде всего как части нормы — того, с чем живет большинство из нас, пытаясь быть послушными, успешными, хорошими и даже сочувствующими. Ведь мы все — дети наших родителей, которые мечтали, чтобы мы стали кем угодно, но только не собой.

Золотая фигурка - нарциссизм

Нарциссизм — болезнь хороших детей

Наши родители хотели, чтоб мы были послушными. Чтоб не расстраивали маму, любили бабушку и слушались отца.

Но не всегда желания родителей совпадают с нашими. И в этом месте начинается самое интересное — выбор: быть хорошим в обмен на любовь и одобрение родителей или поступать так, как хочется?

Мне вспомнилась ситуация из детства. Я был в 6 или 8 классе. Помню, что была зима, темно и холодно. У моего одноклассника уехали родители, и он собирал небольшую вечеринку у себя дома. Туда должна была прийти девушка, которая мне сильно нравилась. Думаю, вы можете представить, как сильно подросток в период гормонального взрыва может хотеть на вечеринку, где будет симпатичная ему девушка.

Так вот, я пошел на переговоры к самому лояльному и любящему родителю, который точно должен был меня понять, — к маме. Как же мне было сложно объяснить ей всю важность моего желания: ведь там мог случиться первый поцелуй! Мама дала неоднозначное послание: «Ну… Ты можешь пойти, но я буду очень переживать...»

Таким образом мама невольно поставила меня перед сложным выбором: послушать ее и получить одобрение, быть хорошим ребенком для своей мамы; либо пойти провести вечер, к которому я «шел всю жизнь», — как мне на тот момент казалось, — но этим причинить маме страдания. Что я выбрал, расскажу в конце, а пока опишу, что в этот момент происходит с ребенком.

Сначала возникает возбуждение (речь идет не о сексуальном возбуждении, это просто энергия для реализации желания) — и дальше ребенок выбирает: себя или другого.

Если ребенок жертвует своими желаниями ради другого, он расплачивается собой — лишается «части себя». Ведь там, где мои желания, — там мое Я.

Он надеется, что в обмен на эту жертву он получит любовь и признание.


Вам также будет интересно: Почему мы не можем быть собой в отношениях?


Если так происходит постоянно, со временем ребенок все больше перестает чувствовать себя и все больше становится таким, каким его хотят видеть другие. Подстраиваясь и стараясь быть хорошим, он теряет контакт с собой и формирует «ложное я». Жертвуя собой, он теряет свою спонтанность, способность чувствовать свои желания и радость от жизни. Но он может научится это имитировать. Так рождается нарциссизм.

Если же ребенок выбирает поступить по-своему, он расплачивается виной за то, что причиняет страдания близкому, или страхом отвержения и наказания. Если наказания случаются постоянно, а их сила не пропорциональной его поступкам, со временем ребенок будет останавливать свои желания тревогой.

Сложный выбор, не так ли? Выбрать маму — лишиться части себя. Пойти на вечеринку — встретиться с отвержением, виной или наказанием.

Золото, нарцисс

Что может произойти дальше? Например, ребенок может перестать понимать, чего он вообще хочет. Будет чувствовать лишь тревогу (остановленное желание), не понимая ее природы. Или может вообще забыть, что он хочет пойти гулять. Может справиться с этим с помощью установок: «хорошие дети не оставляют маму». Может решить «да меня вообще эти девочки не интересуют!» — и пойти играть в компьютерные игры.

Чтобы ребенок мог справиться с тревогой, ему важно чувствовать, что любовь матери никогда не покинет его. Это ощущение дает чувство безопасности и доверия. И тогда ребенок может идти за своими желаниями и быть спонтанным.

Когда у ребенка не получается выстроить чувство себя, он надевает идентичности как одежду, он думает, что именно таким и является. Но до конца он не знает, он это или не он. Нарцисс не знает, себе он принадлежит или другим, достаточно ли он хороший.

Здесь рождается неуверенность в себе. Поэтому природа нарциссизма всегда конкурирующая.

Мы всегда конкурируем из чувства неуверенности в себе — кто я, какой я.


Рекомендуем также почитать: Кто «Я» как человек?


Не зная себя, нарцисс вынужден все время соотносить и сравнивать себя с другим в надежде когда-нибудь наконец найти себя. В древнегреческом мифе о нарциссе, на который ссылается Фрейд, юноша умер, вглядываясь в свое отражение. А на том месте вырос цветок — нарцисс. Цветок, как и юноша из мифа, клонится вниз, как бы желая увидеть своё отражение. Ему приписывают любовь к себе, но вся трагедия в том, что он не знает, кто он, он вглядывается в отражение в надежде дотянуться до того, что он видит, но это невозможно, ведь его там нет.

Золотой дракон - нарциссизм

Нарцисс не знает, кто он

Незнание себя всегда связано со средой, которая не принимала и не признавала эмоции ребенка. Ребенок, желая, чтоб его не бросили, учится быть послушным. Поэтому меняется ради другого, отказываясь от своих желаний. И потом несет это во взрослую жизнь.

Хороший ребенок думает: «Как я могу хотеть причинять страдание любимой маме?» Ребенок становится ответственным за чувства взрослого, что по сути патологично. Ребенок адаптирует свое поведение под среду, он старается не огорчать маму, при этом ему нужно как-то удовлетворять свои желания. Таким образом он учится строить манипуляции, основываясь на выгоде и одновременно теряя чувство себя.


Рекомендуем посмотреть: 5 вопросов о кризисе идентичности


Нарциссичный ребенок до конца не знает:

«Я сделал эту вещь, потому что я этого хочу или потому что мне это выгодно?»

«Я улыбаюсь, потому что я хочу получить что-то от тебя или потому, что я хочу улыбаться?»

Когда я жертвую чем-то ради другого, я жду, что он это оценит. Но трагедия состоит в том, что другой никогда не оценит этого настолько, насколько я в этом нуждаюсь. И я остаюсь один: одиночество — еще одна расплата за такой выбор. Из-за того что нарцисс не чувствует себя, не может взять той любви, ради которой он так старается, он не может вступать в глубокие отношения.

Рано или поздно мы понимаем, что всю жизнь посвятили другому или что наша жертва не оценена и не замечена, — и мы становимся злыми.

«Я много терпел, и теперь буду делать только то, что я хочу».

«Я буду делать всё для себя».

Это другая сторона нарциссизма.

Два разных полюса нарциссизма.

  1. Желая быть любимым, ты не выбираешь себя.
  2. Ты выбираешь только себя, когда отчаиваешься получить эту любовь.

Эти два полюса создают нарциссические качели: «я идеальный» — «я ничтожный». Это драматическая спираль, из которой очень сложно выйти.


Возможно вам будет интересно: Иногда я думаю о самоубийстве


золотые монеты.

Выход из нарциссизма — уязвимость

Выхода из нарциссизма в уязвимости. Возможность быть самим собой перед лицом другого, принять обнаженность своей человеческой природы. Принять свои ограничения, быть открытым перед другим в своем несовершенстве — вот что может помочь исцелить нарциссическую травму.

Мы люди, мы можем совершать ошибки и можем случайно причинять другому боль, не желая этого — и сопереживать ему при этом. Это понимание позволяет нам быть ответственными за свои поступки, но на другом уровне, вне нарциссического капкана, который требует от нас всегда быть великими, способными заботиться и делать добро. Это позволяет нам брать на себя человеческую, смиренную и реалистичную ответственность, которая не отрывается от других и не требует расщепления между добром и злом, идеальным Я и ничтожным Я.

Исцеление через сострадание к себе и принятие своих ограничений. Мы есть теми, кем мы есть, мы несовершенны и терпим неудачи перед лицом другого. Когда мы перестаем стараться быть хорошими, мы оставляем попытки стать богом.

Я не идеален, но я достаточно хорош

Быть достаточно хорошим — означает доверять другому.

«Я не такой сын, которым ты хотела, чтобы я был. И я доверяю тому факту, что ты, мама, можешь пережить это разочарование».

«Я хочу пойти гулять, но я не хочу тебя терять».

Нарциссу нужно отказаться от идеи «я должен спасти тебя», «я пожертвую собой, чтобы ты чувствовала себя хорошо и не расстраивалась, а гордилась мной». Если я должен менять самого себя, потому что я боюсь, что ты будешь страдать или бросишь меня, — это нарциссический паттерн.

В феноменологическом смысле мы не должны меняться ради другого.

Ты доверяешь тому факту, что другой сможет пережить боль, когда говоришь ему «нет». Ты принимаешь, что твой способ жить может приносить страдания другим не потому, что ты этого хочешь, а потому что мир так устроен. Ты чувствуешь, что любим и принят не потому, что делаешь что-то для этого, а просто потому, что являешься светом в глазах другого. Это и есть путь к исцелению.

В тот вечер я выбрал девушку. Помню, шел к однокласснику и злился на маму, тревожился, но продолжал идти. Тогда я не поцеловал ее, она весь вечер танцевала с другим. Это был ужасный вечер, но сейчас я рад, что выбрал идти за своим желанием. Хотя в моей жизни было много других ситуаций, когда я жертвовал собой, — иначе бы я не написал эту статью.

Нарциссизм тритфилд

В завершение:

  • Большинство из нас в той или иной степени имеют нарциссические паттерны, сейчас это уже почти норма.
  • В нарциссизме я выбираю другого, а не себя, — в надежде, что другой поменяется и заметит, что я приношу себя в жертву. Но другой никогда этого не заметит и не поменяется ради меня.
  • Причинения страдания другому включает риск потерять другого.
  • В нарциссизме очень много ощущения одиночества, это всегда про отдельность.
  • Мы конкурируем, потому что не знаем, кто мы.
  • Мы можем причинять боль другому не намерено. Если мы принимаем это, мы можем вылечиться от нарциссизма. Тогда мы отказываемся от попытки стать богом.

Статья написаны по мотивам семинара с Маргеритой Спаньолой Лобб (Margherita Spagnuolo Lobb), — директором Итальянского института гештальта и президентом Итальянской федерации психотерапевтических ассоциаций.

Нарциссизм — новая норма?

Про нарциссизм написано очень много. Чаще всего людей с нарциссическим характером описывают как самовлюбленных, высокомерных и эгоистичных. Считается, что они постоянно нуждаются в похвале и обладают грандиозным самомнением. Отношения такие люди строят исключительно на выгоде, для достижения собственных целей. По мнению общества, они завистливы, манипулятивны, холодны, не эмпатичны, не умеют сочувствовать, но могут имитировать сочувствие. Единственная цель и смысл для них — это успех, власть, великолепие, красота: всё безупречное и идеальное.

Получается не очень приятная личность, с которой не хочется себя ассоциировать.

У любого типа личности могут быть разные степени проявления — легкие, умеренные или тяжелые. Тяжелые формы относятся скорее к расстройствам личности. К примеру, в фильме «Американский психопат» главный герой изображен с крайней степенью нарциссизма — психопатической.

Сегодня нарциссические черты настолько распространены, что практически стали нормой. Почти все мы хотим, чтобы нас хвалили и нами восхищались. Мы ищем признания, часто завидуем и порой манипулируем ради собственной выгоды.

По словам Маргериты, сейчас ведутся дискуссии о том, чтоб исключить нарциссизм как расстройство личности из последнего переиздания DSM (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders — Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, издаваемое в США).

Я хочу рассмотреть природу нарциссизма прежде всего как части нормы — того, с чем живет большинство из нас, пытаясь быть послушными, успешными, хорошими и даже сочувствующими. Ведь мы все — дети наших родителей, которые мечтали, чтобы мы стали кем угодно, но только не собой.

Золотая фигурка - нарциссизм

Нарциссизм — болезнь хороших детей

Наши родители хотели, чтоб мы были послушными. Чтоб не расстраивали маму, любили бабушку и слушались отца.

Но не всегда желания родителей совпадают с нашими. И в этом месте начинается самое интересное — выбор: быть хорошим в обмен на любовь и одобрение родителей или поступать так, как хочется?

Мне вспомнилась ситуация из детства. Я был в 6 или 8 классе. Помню, что была зима, темно и холодно. У моего одноклассника уехали родители, и он собирал небольшую вечеринку у себя дома. Туда должна была прийти девушка, которая мне сильно нравилась. Думаю, вы можете представить, как сильно подросток в период гормонального взрыва может хотеть на вечеринку, где будет симпатичная ему девушка.

Так вот, я пошел на переговоры к самому лояльному и любящему родителю, который точно должен был меня понять, — к маме. Как же мне было сложно объяснить ей всю важность моего желания: ведь там мог случиться первый поцелуй! Мама дала неоднозначное послание: «Ну… Ты можешь пойти, но я буду очень переживать...»

Таким образом мама невольно поставила меня перед сложным выбором: послушать ее и получить одобрение, быть хорошим ребенком для своей мамы; либо пойти провести вечер, к которому я «шел всю жизнь», — как мне на тот момент казалось, — но этим причинить маме страдания. Что я выбрал, расскажу в конце, а пока опишу, что в этот момент происходит с ребенком.

Сначала возникает возбуждение (речь идет не о сексуальном возбуждении, это просто энергия для реализации желания) — и дальше ребенок выбирает: себя или другого.

Если ребенок жертвует своими желаниями ради другого, он расплачивается собой — лишается «части себя». Ведь там, где мои желания, — там мое Я.

Он надеется, что в обмен на эту жертву он получит любовь и признание.


Вам также будет интересно: Почему мы не можем быть собой в отношениях?


Если так происходит постоянно, со временем ребенок все больше перестает чувствовать себя и все больше становится таким, каким его хотят видеть другие. Подстраиваясь и стараясь быть хорошим, он теряет контакт с собой и формирует «ложное я». Жертвуя собой, он теряет свою спонтанность, способность чувствовать свои желания и радость от жизни. Но он может научится это имитировать. Так рождается нарциссизм.

Если же ребенок выбирает поступить по-своему, он расплачивается виной за то, что причиняет страдания близкому, или страхом отвержения и наказания. Если наказания случаются постоянно, а их сила не пропорциональной его поступкам, со временем ребенок будет останавливать свои желания тревогой.

Сложный выбор, не так ли? Выбрать маму — лишиться части себя. Пойти на вечеринку — встретиться с отвержением, виной или наказанием.

Золото, нарцисс

Что может произойти дальше? Например, ребенок может перестать понимать, чего он вообще хочет. Будет чувствовать лишь тревогу (остановленное желание), не понимая ее природы. Или может вообще забыть, что он хочет пойти гулять. Может справиться с этим с помощью установок: «хорошие дети не оставляют маму». Может решить «да меня вообще эти девочки не интересуют!» — и пойти играть в компьютерные игры.

Чтобы ребенок мог справиться с тревогой, ему важно чувствовать, что любовь матери никогда не покинет его. Это ощущение дает чувство безопасности и доверия. И тогда ребенок может идти за своими желаниями и быть спонтанным.

Когда у ребенка не получается выстроить чувство себя, он надевает идентичности как одежду, он думает, что именно таким и является. Но до конца он не знает, он это или не он. Нарцисс не знает, себе он принадлежит или другим, достаточно ли он хороший.

Здесь рождается неуверенность в себе. Поэтому природа нарциссизма всегда конкурирующая.

Мы всегда конкурируем из чувства неуверенности в себе — кто я, какой я.


Рекомендуем также почитать: Кто «Я» как человек?


Не зная себя, нарцисс вынужден все время соотносить и сравнивать себя с другим в надежде когда-нибудь наконец найти себя. В древнегреческом мифе о нарциссе, на который ссылается Фрейд, юноша умер, вглядываясь в свое отражение. А на том месте вырос цветок — нарцисс. Цветок, как и юноша из мифа, клонится вниз, как бы желая увидеть своё отражение. Ему приписывают любовь к себе, но вся трагедия в том, что он не знает, кто он, он вглядывается в отражение в надежде дотянуться до того, что он видит, но это невозможно, ведь его там нет.

Золотой дракон - нарциссизм

Нарцисс не знает, кто он

Незнание себя всегда связано со средой, которая не принимала и не признавала эмоции ребенка. Ребенок, желая, чтоб его не бросили, учится быть послушным. Поэтому меняется ради другого, отказываясь от своих желаний. И потом несет это во взрослую жизнь.

Хороший ребенок думает: «Как я могу хотеть причинять страдание любимой маме?» Ребенок становится ответственным за чувства взрослого, что по сути патологично. Ребенок адаптирует свое поведение под среду, он старается не огорчать маму, при этом ему нужно как-то удовлетворять свои желания. Таким образом он учится строить манипуляции, основываясь на выгоде и одновременно теряя чувство себя.


Рекомендуем посмотреть: 5 вопросов о кризисе идентичности


Нарциссичный ребенок до конца не знает:

«Я сделал эту вещь, потому что я этого хочу или потому что мне это выгодно?»

«Я улыбаюсь, потому что я хочу получить что-то от тебя или потому, что я хочу улыбаться?»

Когда я жертвую чем-то ради другого, я жду, что он это оценит. Но трагедия состоит в том, что другой никогда не оценит этого настолько, насколько я в этом нуждаюсь. И я остаюсь один: одиночество — еще одна расплата за такой выбор. Из-за того что нарцисс не чувствует себя, не может взять той любви, ради которой он так старается, он не может вступать в глубокие отношения.

Рано или поздно мы понимаем, что всю жизнь посвятили другому или что наша жертва не оценена и не замечена, — и мы становимся злыми.

«Я много терпел, и теперь буду делать только то, что я хочу».

«Я буду делать всё для себя».

Это другая сторона нарциссизма.

Два разных полюса нарциссизма.

  1. Желая быть любимым, ты не выбираешь себя.
  2. Ты выбираешь только себя, когда отчаиваешься получить эту любовь.

Эти два полюса создают нарциссические качели: «я идеальный» — «я ничтожный». Это драматическая спираль, из которой очень сложно выйти.


Возможно вам будет интересно: Иногда я думаю о самоубийстве


золотые монеты.

Выход из нарциссизма — уязвимость

Выхода из нарциссизма в уязвимости. Возможность быть самим собой перед лицом другого, принять обнаженность своей человеческой природы. Принять свои ограничения, быть открытым перед другим в своем несовершенстве — вот что может помочь исцелить нарциссическую травму.

Мы люди, мы можем совершать ошибки и можем случайно причинять другому боль, не желая этого — и сопереживать ему при этом. Это понимание позволяет нам быть ответственными за свои поступки, но на другом уровне, вне нарциссического капкана, который требует от нас всегда быть великими, способными заботиться и делать добро. Это позволяет нам брать на себя человеческую, смиренную и реалистичную ответственность, которая не отрывается от других и не требует расщепления между добром и злом, идеальным Я и ничтожным Я.

Исцеление через сострадание к себе и принятие своих ограничений. Мы есть теми, кем мы есть, мы несовершенны и терпим неудачи перед лицом другого. Когда мы перестаем стараться быть хорошими, мы оставляем попытки стать богом.

Я не идеален, но я достаточно хорош

Быть достаточно хорошим — означает доверять другому.

«Я не такой сын, которым ты хотела, чтобы я был. И я доверяю тому факту, что ты, мама, можешь пережить это разочарование».

«Я хочу пойти гулять, но я не хочу тебя терять».

Нарциссу нужно отказаться от идеи «я должен спасти тебя», «я пожертвую собой, чтобы ты чувствовала себя хорошо и не расстраивалась, а гордилась мной». Если я должен менять самого себя, потому что я боюсь, что ты будешь страдать или бросишь меня, — это нарциссический паттерн.

В феноменологическом смысле мы не должны меняться ради другого.

Ты доверяешь тому факту, что другой сможет пережить боль, когда говоришь ему «нет». Ты принимаешь, что твой способ жить может приносить страдания другим не потому, что ты этого хочешь, а потому что мир так устроен. Ты чувствуешь, что любим и принят не потому, что делаешь что-то для этого, а просто потому, что являешься светом в глазах другого. Это и есть путь к исцелению.

В тот вечер я выбрал девушку. Помню, шел к однокласснику и злился на маму, тревожился, но продолжал идти. Тогда я не поцеловал ее, она весь вечер танцевала с другим. Это был ужасный вечер, но сейчас я рад, что выбрал идти за своим желанием. Хотя в моей жизни было много других ситуаций, когда я жертвовал собой, — иначе бы я не написал эту статью.

Нарциссизм тритфилд

В завершение:

  • Большинство из нас в той или иной степени имеют нарциссические паттерны, сейчас это уже почти норма.
  • В нарциссизме я выбираю другого, а не себя, — в надежде, что другой поменяется и заметит, что я приношу себя в жертву. Но другой никогда этого не заметит и не поменяется ради меня.
  • Причинения страдания другому включает риск потерять другого.
  • В нарциссизме очень много ощущения одиночества, это всегда про отдельность.
  • Мы конкурируем, потому что не знаем, кто мы.
  • Мы можем причинять боль другому не намерено. Если мы принимаем это, мы можем вылечиться от нарциссизма. Тогда мы отказываемся от попытки стать богом.

Другие публикации
Выбрать терапевта