Сложные вопросы о психотерапии. Рубрика: Психологи не дают советов

300

Мы задали психотерапевтам Тритфилд сложные вопросы о процессе терапии. Как понять, что пора обратиться за помощью? Как оценить, что психотерапия помогает? Как узнать, что пора завершать, — и сделать это качественно и с пользой для себя? Разбираемся с этими и другими вопросами в регулярной рубрике «Психологи не дают советов».


Как понять, что пора обратиться к психотерапевту? На какие признаки опираться мне как клиенту? Какие барьеры чаще всего останавливают от обращения к психотерапевту тех, кому на самом деле давно стоило бы это сделать?

Отвечает Психолог Евгения Толочко

Психолог Евгения Толочко

Часто во время первой встречи с клиентом у меня возникает вопрос: «Почему он решился прийти именно сейчас?» Ведь жил как-то до этого, справлялся со сложностями привычными способами. И вот что-то послужило толчком для того, чтобы он оказался здесь именно сегодня.

Мне кажется, можно выделить две основных причины, по которым человек решает обратится к психотерапевту.

Первая — в жизни случается острое кризисное событие. Внешнее изменение, с которым нужно справиться. Потеря или угроза потери значимых отношений, социального статуса, привычного уклада жизни или образа себя. Когда нужно выработать новые способы, найти новые опоры, пережить боль утраты. И человек понимает, что не может справиться с этим в одиночку.

Во втором случае никакого яркого события не происходит. Уровень страданий не такой высокий и носит скорее длительный хронический характер. Я осознаю, что не удовлетворен своей жизнью, не чувствую себя счастливым, не вижу никакого смысла или смысл начинает теряться, не могу построить удовлетворяющие меня отношения.

Почти всегда люди приходят к психотерапевту с проблемой отношений.

Как-то так случилось, что мы разучились строить отношения. Находимся в токсических, деструктивных отношениях или не можем создать никаких отношений и остаемся одинокими.

Долгое время человечество было занято вопросами физического выживания. Нужно было найти еду и обеспечить себе базовый уровень безопасности. «Выжить» в буквальном смысле этого слова. Сейчас, когда вопрос физического выживания не стоит так остро, у людей появились возможность и стремление обратить внимание на ту часть своего существования, которая раньше не замечалась или обесценивалась. На то, насколько счастливо я живу, хорошо ли мне, свободно ли, полно ли. Когда рождается вопрос: «Хочу ли я продолжать так жить дальше и чего я вообще хочу на самом деле?» Когда игнорировать себя и свои потребности становится все труднее.


Рекомендуем почитать: Чего мы боимся, когда боимся идти к психологу?


Я решаюсь обратиться за помощью, когда то, как устроена моя жизнь, меня не устраивает, а по-другому я не умею, или не знаю как, или вообще не понимаю, чего хочу. Когда внутри меня назревает конфликт и одна моя часть уже хочет изменений, а другая все еще боится.

Я думаю, что этот страх изменений и является тем, что может останавливать от обращения к психотерапевту. Думаю, человек приходит, когда желание изменений становится больше страха.

Одним из останавливающих факторов может быть и все еще распространенное мнение, что если я обращаюсь за помощью к психотерапевту, то это значит, что со мной что-то не так или я какой-то «ненормальный».

Радует, что такое отношение к психотерапии постепенно меняется. Сейчас в психотерапию зачастую приходят люди, базовые потребности которых удовлетворены. Они больше не озадачены вопросами выживания и начинают задумываться над тем, как жить более счастливо.

Красное окно


Как понять, что психотерапия эффективна? Как вообще измеряют эффективность процесса, есть ли разница между подходами? Что если в какой-то период становится только хуже и тяжелее? Значит ли это, что психотерапия не работает?

Отвечает психолог Елена Сергеева

Психолог Елена СергееваЯ придерживаюсь позиции, что не столько важен подход, в котором работает специалист, сколько компетенции, профессиональный уровень и этика конкретного терапевта. Громкое название метода или звания не гарантируют эффективности. Также важно опираться на свои предпочтения и понимать, что конкретный специалист работает с вашим запросом.

Большая общая цель всех видов терапии — повышение осознанности и развитие адаптивных механизмов. Специалист, который соблюдает этический кодекс профессии, имеет качественное образование и поддерживает профессиональный тонус в супервизиях и повышении квалификации, — заслуживает базового доверия.

В большой степени об эффективности терапии говорит ее начало: насколько четко определен запрос, правила терапии, форматы работы и длительность, — всё это дает вам те ориентиры, с которыми можно сверяться по ходу пути. Клиент может опираться на такие аспекты: понятны ли и оговорены ли правила терапии и форматы работы, обозначены ли примерные сроки и длительность, отвечает ли терапевт на все вопросы и занимает ли уважительную поддерживающую позицию в диалоге, присутствует ли ощущение доверия.

Придя на первую сессию, не стесняйтесь расспросить терапевта об образовании, практике, задавайте все волнующие вопросы по процессу. Вполне вероятно, вам будет сложно сформулировать конкретный запрос в терапии до встречи с терапевтом. Это нормальное явление для абсолютного большинства людей и часть работы первых сессий. Можете рассчитывать на поддержку терапевта в этом процессе.


Также советуем прочитать: Психотерапия как профилактика


Спросите специалиста, сколько времени займет работа с вашим запросом. Часто можно услышать, что точного ответа вам никто не даст. Однако мы можем говорить о средних сроках, которые необходимы для краткосрочного терапевтического вмешательства — 10-12 недель, или 3-4 месяца. Как правило, работы такой продолжительности достаточно для конкретных запросов или начальных результатов, например, пережить разрыв отношений, смену работы, обнаружить эмоциональные ресурсы, найти поддержку в адаптации при переезде в другую страну и т.д. После этого периода клиент может оговорить с терапевтом, нужна ли ему более глубинная работа и каких моментов и сфер она может касаться, или обнаруженных ресурсов достаточно для того, чтобы справляться самостоятельно и обращаться к терапевту время от времени по потребности.

Говоря о длительной терапии, можем опираться на срок в три года. Этого обычно достаточно, чтобы улучшить качество жизни, повысить осознанность и научиться формировать нужные адаптивные навыки.

Что если в какой-то период становится только хуже и тяжелее? Это непростой вопрос, достаточно абстрактный. Важно понимать, что конкретно становится хуже и тяжелее.

Если мы говорим о работе с тревожными и депрессивными состояниями, где могут быть задействованы медикаменты — симптомы после нескольких недель должны стать легче и общее состояние должно улучшиться. Терапевт в начале такой терапии дает и прорабатывает с клиентом базовые техники самоподдержки, на них также можно опираться как на ресурс. Облегчение состояния — маркер верного направления работы.

Конечно, когда мы рассматриваем долгосрочную терапию, в процессе могут возникать кризисы, периоды сопротивления. Часто это места, в которых наработанные защиты и механизмы уже не эффективны и причиняют дискомфорт, а новые еще не сформированы и на них невозможно опереться.

При работе с травмой можно говорить о том, что терапия — это и есть управляемый кризис и обострение, где замороженные части должны ожить, чтобы быть прожитыми и чтобы на их месте образовалось что-то живое и адаптивное. Эти переживания можно сравнить с состоянием, когда отходит наркоз или привычное обезболивающее и требуется еще некоторое время, чтобы ткани зарубцевались или кости заново срослись.


Советуем также почитать: Психотерапия: инструкция по применению


Боль потерь и травм может быть очень сильной и сопровождаться непростыми переживаниями, но присутствие терапевта, поддержка и совместное проживание привносят те ресурсы, которых человек был лишен в моменты прошлого. Именно они помогают переработать «внутреннее выжженное поле» клиента и взрастить на этой почве живое новое.

Важно помнить, что если человеку очень некомфортно или тяжело в терапии, нужно говорить об этом состоянии с терапевтом. Только так обнаруживаются ресурсы, на которые можно опереться. Точно не нужно стоически переносить душевную боль, даже если всю жизнь вы делали именно это.

Снова уделю внимание тому, что важно опираться на свои ощущения от терапии. Если во время первых сессий вы чувствуете, что контакт с психотерапевтом не складывается, ваши вопросы остаются без ответа, есть ощущения, что вас не слышат, — возможно, этот специалист действительно не ваш. Доверяйте себе и ищите человека, чьи компетенции внушают вам доверие, а личные качества — эмоциональный комфорт.

Точно не стоит поддерживать своим временем, усилиями и деньгами процесс, в котором вы не чувствуете поддержки в своих сложностях, субъективного ощущения продвижения или не получаете понятных объяснений в течение нескольких месяцев регулярной работы.

Советы психотерапии


Что делать, если я как клиент испытываю сложные чувства к терапевту? Он меня злит, раздражает или пугает? Если кажется, что осуждает? Насколько это нормально? Как терапия это интерпретирует? Что с этим нужно делать клиенту и терапевту?

Советует психолог Влад Крипа

Психолог Влад КрипаСпособность человека переживать чувства и эмоции — часть эволюционного процесса. Они помогают человеку не только выживать в диких природных условиях, но ориентироваться в социальном общении. Каждое чувство (вне зависимости от его полярности: негативное или позитивное) выполняет определенные функции в общении человека с окружающим миром. Поэтому человек, способный гармонично переживать весь спектр чувств и эмоций, более успешен в построении отношений и социальной реализации. И наоборот, — неспособность человека распознавать, проживать и выражать в приемлемой форме то или иное чувство может привести к различного рода неудачам, поражениям, разочарованиям и кризисам. В конечном итоге, человек обращается за помощью к психотерапевту.

«Научение» эмоциональному и чувственному восприятию начинается в контакте с матерью с момента рождения ребенка и может продолжаться до его полного взросления и далее. Часто бывает, что в детстве ребенок не имел возможности научиться свободно обращаться с тем или иным чувством (например, родители много стыдили или запрещали выражать злость и т.п.). Это приводит к тому, что во взрослом человек неосознанно избегает ситуаций, где может чувствовать стыд, или будет долго терпеть дискомфорт в контакте с близким человеком, чтобы не показывать свое раздражение и не обидеть его. Со временем это приводит к напряжению в отношениях, они перестают удовлетворять обоих партнеров.


Советуем почитать: Консультация психолога онлайн: 10 частых вопросов


Как правило, человек без посторонней помощи не может заметить и осознать свои паттерны поведения (у него внутри просто отсутствует опыт другого поведения). Поэтому одна из задач психотерапии — обнаружить и распознать сложности, связанные с теми или иными чувствами, а также приобрести новые навыки обхождения с ними.

Клиенты в процессе психотерапии часто сталкиваются со сложными или неудобными позитивными/негативными чувствами по отношению к терапевту. Я бы даже сказал, что такие ситуации являются неотъемлемой частью длительных психотерапевтических отношений. В таких случаях важно не вытеснять эти переживания из контакта, а найти возможность рассказать об этом психотерапевту и прояснить ваши отношения. Вполне возможно, что терапевту при этом также будет дискомфортно, неприятно, стыдно и т.п., но он обучен встречаться с разными переживаниями (своими и клиента) — и оставаться при этом в диалоге. Если у терапевта в этом месте возникают трудности, он всегда сможет обратиться к своему супервизору и разобраться в ситуации, а также в своих чувствах и переживаниях.

Советы психотерапии, стулья


Как понять, что терапию нужно завершать? По каким ощущениям/признакам можно это определить? Как происходит этот процесс завершения? Что делает терапевт, чтобы завершить эффективно и с пользой для клиента?

Отвечает психолог Мария Макуха

Психолог Мария МакухаЗавершение работы с терапевтом — гораздо более обширная тема, чем может казаться на первый взгляд, со множеством тонких и важных нюансов, от которых очень зависит, каким окажется для вас опыт терапии в целом.

Психотерапию есть смысл завершать, когда цели терапии достигнуты либо когда стало ясно, что с этим терапевтом их достичь не получится. Это легко определить, если вы пришли в терапию с четкой конкретной задачей, к примеру, преодолеть страх летать на самолетах. Или вы хотели улучшить коммуникацию с партнером — и в результате терапии освоили конструктивные способы обходиться с разногласиями.

Однако часто цели терапии не столь конкретны. Тут клиент может принять решение уйти из терапии, если считает достигнутый результат достаточным, чтобы совладать со своими трудностями в повседневной жизни, и более не нуждается в регулярных сессиях. Прежде чем попрощаться с клиентом, терапевт может рекомендовать уменьшить частоту встреч на какой-то период: встречаться раз в две недели или реже, чтобы поддержать устойчивый результат. Конечно, клиент всегда может вернуться, если снова почувствует потребность.

Бывает и так, что с конкретным терапевтом достичь желаемого результата оказывается затруднительно. Например, становится ясно, что проблема клиента требует специфических знаний и навыков, которыми терапевт не обладает. Это может быть пищевое расстройство, зависимость или другая проблема, требующая соответствующей специализации. Хороший терапевт понимает свои ограничения, умеет распознать и признать ситуацию, когда его методы не работают и, следуя этическому кодексу, честно об этом говорит и старается перенаправить клиента к тому, кто может помочь.


Также рекомендуем почитать: Границы в психотерапии: следовать ли правилам?


Начинать говорить о предстоящем окончании терапии стоит заранее. Вам может показаться странным, что терапевт говорит о правилах и перспективах завершения на первой сессии, но это имеет смысл. Хорошо, если терапевт может примерно сориентировать вас, сколько сессий может потребоваться для достижения результата. Это вносит ясность и снижает напряжение от повисших в воздухе неизбежных вопросов.

Нередко бывает, что стремление завершить и возникающее напряжения в контакте с терапевтом являются сигналом того, что вы подходите к действительно важной теме, а вовсе не знаком, что терапия не помогает. Типичная динамика терапии такова, что сначала появляется ряд симптоматических улучшений, вы замечаете, что процесс идет, но потом наступает «плато»: вы уже рассказали всё, что могли, над всем поработали, и ничего особенного больше не происходит, может появляться скука и раздражение. Обычно, если этот этап удается пройти и остаться в терапии, через некоторое время «внезапно» наступает качественный скачок, прорыв в глубинные темы — и начинают происходить важные личностные трансформации. Но каждый выбирает сам, насколько глубоко готов идти.

Когда дата завершения определена, это всегда поднимает новый материал для терапии. Поэтому времени для такой работы должно быть достаточно. Мысль о том, что терапия подходит к концу, воскрешает в памяти опыт других расставаний и окончаний из жизни клиента. Так появляется возможность говорить о них, касаться самых глубинных экзистенциальных вопросов, смыслов и ценностей. Мы говорим о пройденном пути, о достигнутых целях, о жизнь после терапии. Тут есть место грусти о несбыточном и принятия того, что не в нашей власти.

Одним из самых поразительных открытий для меня за время работы терапевтом было то, насколько часто такой опыт у людей отсутствует. А позитивный опыт завершения — один из самых ценных даров, которые может дать психотерапия.


Как выбрать психолога или психотерапевта онлайн?

Мы задали психотерапевтам Тритфилд сложные вопросы о процессе терапии. Как понять, что пора обратиться за помощью? Как оценить, что психотерапия помогает? Как узнать, что пора завершать, — и сделать это качественно и с пользой для себя? Разбираемся с этими и другими вопросами в регулярной рубрике «Психологи не дают советов».


Как понять, что пора обратиться к психотерапевту? На какие признаки опираться мне как клиенту? Какие барьеры чаще всего останавливают от обращения к психотерапевту тех, кому на самом деле давно стоило бы это сделать?

Отвечает Психолог Евгения Толочко

Психолог Евгения Толочко

Часто во время первой встречи с клиентом у меня возникает вопрос: «Почему он решился прийти именно сейчас?» Ведь жил как-то до этого, справлялся со сложностями привычными способами. И вот что-то послужило толчком для того, чтобы он оказался здесь именно сегодня.

Мне кажется, можно выделить две основных причины, по которым человек решает обратится к психотерапевту.

Первая — в жизни случается острое кризисное событие. Внешнее изменение, с которым нужно справиться. Потеря или угроза потери значимых отношений, социального статуса, привычного уклада жизни или образа себя. Когда нужно выработать новые способы, найти новые опоры, пережить боль утраты. И человек понимает, что не может справиться с этим в одиночку.

Во втором случае никакого яркого события не происходит. Уровень страданий не такой высокий и носит скорее длительный хронический характер. Я осознаю, что не удовлетворен своей жизнью, не чувствую себя счастливым, не вижу никакого смысла или смысл начинает теряться, не могу построить удовлетворяющие меня отношения.

Почти всегда люди приходят к психотерапевту с проблемой отношений.

Как-то так случилось, что мы разучились строить отношения. Находимся в токсических, деструктивных отношениях или не можем создать никаких отношений и остаемся одинокими.

Долгое время человечество было занято вопросами физического выживания. Нужно было найти еду и обеспечить себе базовый уровень безопасности. «Выжить» в буквальном смысле этого слова. Сейчас, когда вопрос физического выживания не стоит так остро, у людей появились возможность и стремление обратить внимание на ту часть своего существования, которая раньше не замечалась или обесценивалась. На то, насколько счастливо я живу, хорошо ли мне, свободно ли, полно ли. Когда рождается вопрос: «Хочу ли я продолжать так жить дальше и чего я вообще хочу на самом деле?» Когда игнорировать себя и свои потребности становится все труднее.


Рекомендуем почитать: Чего мы боимся, когда боимся идти к психологу?


Я решаюсь обратиться за помощью, когда то, как устроена моя жизнь, меня не устраивает, а по-другому я не умею, или не знаю как, или вообще не понимаю, чего хочу. Когда внутри меня назревает конфликт и одна моя часть уже хочет изменений, а другая все еще боится.

Я думаю, что этот страх изменений и является тем, что может останавливать от обращения к психотерапевту. Думаю, человек приходит, когда желание изменений становится больше страха.

Одним из останавливающих факторов может быть и все еще распространенное мнение, что если я обращаюсь за помощью к психотерапевту, то это значит, что со мной что-то не так или я какой-то «ненормальный».

Радует, что такое отношение к психотерапии постепенно меняется. Сейчас в психотерапию зачастую приходят люди, базовые потребности которых удовлетворены. Они больше не озадачены вопросами выживания и начинают задумываться над тем, как жить более счастливо.

Красное окно


Как понять, что психотерапия эффективна? Как вообще измеряют эффективность процесса, есть ли разница между подходами? Что если в какой-то период становится только хуже и тяжелее? Значит ли это, что психотерапия не работает?

Отвечает психолог Елена Сергеева

Психолог Елена СергееваЯ придерживаюсь позиции, что не столько важен подход, в котором работает специалист, сколько компетенции, профессиональный уровень и этика конкретного терапевта. Громкое название метода или звания не гарантируют эффективности. Также важно опираться на свои предпочтения и понимать, что конкретный специалист работает с вашим запросом.

Большая общая цель всех видов терапии — повышение осознанности и развитие адаптивных механизмов. Специалист, который соблюдает этический кодекс профессии, имеет качественное образование и поддерживает профессиональный тонус в супервизиях и повышении квалификации, — заслуживает базового доверия.

В большой степени об эффективности терапии говорит ее начало: насколько четко определен запрос, правила терапии, форматы работы и длительность, — всё это дает вам те ориентиры, с которыми можно сверяться по ходу пути. Клиент может опираться на такие аспекты: понятны ли и оговорены ли правила терапии и форматы работы, обозначены ли примерные сроки и длительность, отвечает ли терапевт на все вопросы и занимает ли уважительную поддерживающую позицию в диалоге, присутствует ли ощущение доверия.

Придя на первую сессию, не стесняйтесь расспросить терапевта об образовании, практике, задавайте все волнующие вопросы по процессу. Вполне вероятно, вам будет сложно сформулировать конкретный запрос в терапии до встречи с терапевтом. Это нормальное явление для абсолютного большинства людей и часть работы первых сессий. Можете рассчитывать на поддержку терапевта в этом процессе.


Также советуем прочитать: Психотерапия как профилактика


Спросите специалиста, сколько времени займет работа с вашим запросом. Часто можно услышать, что точного ответа вам никто не даст. Однако мы можем говорить о средних сроках, которые необходимы для краткосрочного терапевтического вмешательства — 10-12 недель, или 3-4 месяца. Как правило, работы такой продолжительности достаточно для конкретных запросов или начальных результатов, например, пережить разрыв отношений, смену работы, обнаружить эмоциональные ресурсы, найти поддержку в адаптации при переезде в другую страну и т.д. После этого периода клиент может оговорить с терапевтом, нужна ли ему более глубинная работа и каких моментов и сфер она может касаться, или обнаруженных ресурсов достаточно для того, чтобы справляться самостоятельно и обращаться к терапевту время от времени по потребности.

Говоря о длительной терапии, можем опираться на срок в три года. Этого обычно достаточно, чтобы улучшить качество жизни, повысить осознанность и научиться формировать нужные адаптивные навыки.

Что если в какой-то период становится только хуже и тяжелее? Это непростой вопрос, достаточно абстрактный. Важно понимать, что конкретно становится хуже и тяжелее.

Если мы говорим о работе с тревожными и депрессивными состояниями, где могут быть задействованы медикаменты — симптомы после нескольких недель должны стать легче и общее состояние должно улучшиться. Терапевт в начале такой терапии дает и прорабатывает с клиентом базовые техники самоподдержки, на них также можно опираться как на ресурс. Облегчение состояния — маркер верного направления работы.

Конечно, когда мы рассматриваем долгосрочную терапию, в процессе могут возникать кризисы, периоды сопротивления. Часто это места, в которых наработанные защиты и механизмы уже не эффективны и причиняют дискомфорт, а новые еще не сформированы и на них невозможно опереться.

При работе с травмой можно говорить о том, что терапия — это и есть управляемый кризис и обострение, где замороженные части должны ожить, чтобы быть прожитыми и чтобы на их месте образовалось что-то живое и адаптивное. Эти переживания можно сравнить с состоянием, когда отходит наркоз или привычное обезболивающее и требуется еще некоторое время, чтобы ткани зарубцевались или кости заново срослись.


Советуем также почитать: Психотерапия: инструкция по применению


Боль потерь и травм может быть очень сильной и сопровождаться непростыми переживаниями, но присутствие терапевта, поддержка и совместное проживание привносят те ресурсы, которых человек был лишен в моменты прошлого. Именно они помогают переработать «внутреннее выжженное поле» клиента и взрастить на этой почве живое новое.

Важно помнить, что если человеку очень некомфортно или тяжело в терапии, нужно говорить об этом состоянии с терапевтом. Только так обнаруживаются ресурсы, на которые можно опереться. Точно не нужно стоически переносить душевную боль, даже если всю жизнь вы делали именно это.

Снова уделю внимание тому, что важно опираться на свои ощущения от терапии. Если во время первых сессий вы чувствуете, что контакт с психотерапевтом не складывается, ваши вопросы остаются без ответа, есть ощущения, что вас не слышат, — возможно, этот специалист действительно не ваш. Доверяйте себе и ищите человека, чьи компетенции внушают вам доверие, а личные качества — эмоциональный комфорт.

Точно не стоит поддерживать своим временем, усилиями и деньгами процесс, в котором вы не чувствуете поддержки в своих сложностях, субъективного ощущения продвижения или не получаете понятных объяснений в течение нескольких месяцев регулярной работы.

Советы психотерапии


Что делать, если я как клиент испытываю сложные чувства к терапевту? Он меня злит, раздражает или пугает? Если кажется, что осуждает? Насколько это нормально? Как терапия это интерпретирует? Что с этим нужно делать клиенту и терапевту?

Советует психолог Влад Крипа

Психолог Влад КрипаСпособность человека переживать чувства и эмоции — часть эволюционного процесса. Они помогают человеку не только выживать в диких природных условиях, но ориентироваться в социальном общении. Каждое чувство (вне зависимости от его полярности: негативное или позитивное) выполняет определенные функции в общении человека с окружающим миром. Поэтому человек, способный гармонично переживать весь спектр чувств и эмоций, более успешен в построении отношений и социальной реализации. И наоборот, — неспособность человека распознавать, проживать и выражать в приемлемой форме то или иное чувство может привести к различного рода неудачам, поражениям, разочарованиям и кризисам. В конечном итоге, человек обращается за помощью к психотерапевту.

«Научение» эмоциональному и чувственному восприятию начинается в контакте с матерью с момента рождения ребенка и может продолжаться до его полного взросления и далее. Часто бывает, что в детстве ребенок не имел возможности научиться свободно обращаться с тем или иным чувством (например, родители много стыдили или запрещали выражать злость и т.п.). Это приводит к тому, что во взрослом человек неосознанно избегает ситуаций, где может чувствовать стыд, или будет долго терпеть дискомфорт в контакте с близким человеком, чтобы не показывать свое раздражение и не обидеть его. Со временем это приводит к напряжению в отношениях, они перестают удовлетворять обоих партнеров.


Советуем почитать: Консультация психолога онлайн: 10 частых вопросов


Как правило, человек без посторонней помощи не может заметить и осознать свои паттерны поведения (у него внутри просто отсутствует опыт другого поведения). Поэтому одна из задач психотерапии — обнаружить и распознать сложности, связанные с теми или иными чувствами, а также приобрести новые навыки обхождения с ними.

Клиенты в процессе психотерапии часто сталкиваются со сложными или неудобными позитивными/негативными чувствами по отношению к терапевту. Я бы даже сказал, что такие ситуации являются неотъемлемой частью длительных психотерапевтических отношений. В таких случаях важно не вытеснять эти переживания из контакта, а найти возможность рассказать об этом психотерапевту и прояснить ваши отношения. Вполне возможно, что терапевту при этом также будет дискомфортно, неприятно, стыдно и т.п., но он обучен встречаться с разными переживаниями (своими и клиента) — и оставаться при этом в диалоге. Если у терапевта в этом месте возникают трудности, он всегда сможет обратиться к своему супервизору и разобраться в ситуации, а также в своих чувствах и переживаниях.

Советы психотерапии, стулья


Как понять, что терапию нужно завершать? По каким ощущениям/признакам можно это определить? Как происходит этот процесс завершения? Что делает терапевт, чтобы завершить эффективно и с пользой для клиента?

Отвечает психолог Мария Макуха

Психолог Мария МакухаЗавершение работы с терапевтом — гораздо более обширная тема, чем может казаться на первый взгляд, со множеством тонких и важных нюансов, от которых очень зависит, каким окажется для вас опыт терапии в целом.

Психотерапию есть смысл завершать, когда цели терапии достигнуты либо когда стало ясно, что с этим терапевтом их достичь не получится. Это легко определить, если вы пришли в терапию с четкой конкретной задачей, к примеру, преодолеть страх летать на самолетах. Или вы хотели улучшить коммуникацию с партнером — и в результате терапии освоили конструктивные способы обходиться с разногласиями.

Однако часто цели терапии не столь конкретны. Тут клиент может принять решение уйти из терапии, если считает достигнутый результат достаточным, чтобы совладать со своими трудностями в повседневной жизни, и более не нуждается в регулярных сессиях. Прежде чем попрощаться с клиентом, терапевт может рекомендовать уменьшить частоту встреч на какой-то период: встречаться раз в две недели или реже, чтобы поддержать устойчивый результат. Конечно, клиент всегда может вернуться, если снова почувствует потребность.

Бывает и так, что с конкретным терапевтом достичь желаемого результата оказывается затруднительно. Например, становится ясно, что проблема клиента требует специфических знаний и навыков, которыми терапевт не обладает. Это может быть пищевое расстройство, зависимость или другая проблема, требующая соответствующей специализации. Хороший терапевт понимает свои ограничения, умеет распознать и признать ситуацию, когда его методы не работают и, следуя этическому кодексу, честно об этом говорит и старается перенаправить клиента к тому, кто может помочь.


Также рекомендуем почитать: Границы в психотерапии: следовать ли правилам?


Начинать говорить о предстоящем окончании терапии стоит заранее. Вам может показаться странным, что терапевт говорит о правилах и перспективах завершения на первой сессии, но это имеет смысл. Хорошо, если терапевт может примерно сориентировать вас, сколько сессий может потребоваться для достижения результата. Это вносит ясность и снижает напряжение от повисших в воздухе неизбежных вопросов.

Нередко бывает, что стремление завершить и возникающее напряжения в контакте с терапевтом являются сигналом того, что вы подходите к действительно важной теме, а вовсе не знаком, что терапия не помогает. Типичная динамика терапии такова, что сначала появляется ряд симптоматических улучшений, вы замечаете, что процесс идет, но потом наступает «плато»: вы уже рассказали всё, что могли, над всем поработали, и ничего особенного больше не происходит, может появляться скука и раздражение. Обычно, если этот этап удается пройти и остаться в терапии, через некоторое время «внезапно» наступает качественный скачок, прорыв в глубинные темы — и начинают происходить важные личностные трансформации. Но каждый выбирает сам, насколько глубоко готов идти.

Когда дата завершения определена, это всегда поднимает новый материал для терапии. Поэтому времени для такой работы должно быть достаточно. Мысль о том, что терапия подходит к концу, воскрешает в памяти опыт других расставаний и окончаний из жизни клиента. Так появляется возможность говорить о них, касаться самых глубинных экзистенциальных вопросов, смыслов и ценностей. Мы говорим о пройденном пути, о достигнутых целях, о жизнь после терапии. Тут есть место грусти о несбыточном и принятия того, что не в нашей власти.

Одним из самых поразительных открытий для меня за время работы терапевтом было то, насколько часто такой опыт у людей отсутствует. А позитивный опыт завершения — один из самых ценных даров, которые может дать психотерапия.


Как выбрать психолога или психотерапевта онлайн?

Другие публикации
Выбрать терапевта